Basilio Orso
Но об этом знают точно только грешные магистры!
- Что ж, Ватсон, вы имеете право знать хотя бы часть истины. Вы хотите знать, как я додумался до того, чтобы выдавать своего несчастного брата за гениального сыщика? Как известно, лист следует прятать среди листьев, книгу среди книг, а преступника, пусть невольного - среди других преступников. Однако, не в качестве преступника, потому что в таком случае ему грозит то же, что и им. Но кто ближе всего к преступному миру? Сыщик! Скажу больше: у сыщика - в глазах общества - есть некие исключительные права. Он может появляться в компании самых подозрительных типов, он может совершать странные поступки, и даже мелкие преступления, если только он сможет оправдать их интересами закона и справедливости. Сыщик может прилюдно возиться в грязи - ведь он ищет улики. Он может переодеваться в женское платье - ведь он следит за опасным преступником. Он может безнаказанно истязать животных - ведь он ставит опыты, имеющие большое значение для судебной медицины. При некоторых условиях он может даже нарушать неприкосновенность чужого жилища: вдруг ему показалось, что в запертой комнате томится невинная жертва? Помимо всего прочего, сыщик может быть мизантропом, наркоманом, кем угодно ещё. И чем более знаменит сыщик, тем большие экстравагантности ему прощаются, ибо раскрытие преступлений - слишком важное дело для общества, чтобы проявлять излишнюю щепетильность. Разумеется, для этого преступления нужно всё-таки раскрывать. Но я, как глава самой могущественной секретной службы Империи, могу бросить все её силы и ресурсы на поддержание репутации Шерлока Холмса. Я ответил на ваш вопрос?

- Благодарю, сэр. Но как вам пришла в голову сама идея?

- Элементарно, Ватсон. От отчаяния. Впервые это случилось, - Майкрофт чуть прикрыл глаза, вспоминая, - почти сразу после той катастрофы, которая навеки сломила разум нечастного Шерлока. - Тогда мне казалось, что он поправляется... Мы строили планы его возвращения к театральной жизни, к свету рампы, к славе... А потом была зарезанная белошвейка, и мой брат, ползающий в грязи с окровавленным ланцетом в руке. Полиция должна была прибыть с минуты на минуту. Мы не могли его увезти, не могли спрятать. Я был в отчаянии, но оно же придало моему уму небывалую остроту. Когда прибыли полицейские, я объяснил им, кто я такой, а Шерлока представил сотрудником нашего секретного отдела, изучающим улики. Бобби приняли всё за чистую монету... Как принимают и теперь.

- У меня последний вопрос, сэр. Мы оба знаем, что Шерлок - душевнобольной, к тому же он опасен для общества. Джеком Потрошителем до сих пор пугают детей, а сколько жертв было до и после этого? Почему бы, наконец, не запереть его в Бедламе? Или хотя бы в небольшой частной клинике, с вежливым обхождением, где ему будет покойно...

- Мы уже пробовали, Ватсон. Помните ту маленькую швейцарскую клинику? Сколько он продержался? Год?

- Да, мы тогда дали маху, - вздохнул майор. - Несчастный профессор Мориарти... Такая нелепая смерть.

- Если бы не его уверенность, что он вернёт разум моему брату, я никогда не согласился бы на это, да мне и не было бы это позволено, - сурово сказал Майкрофт Холмс. - А другого такого специалиста по душевным болезням больше нет.

- Но почему? - взмолился Ватсон. - Ведь вы не просто покрываете безумца и убийцу, вы сделали из него кумира публики. Почему это?

- Вы правы. Мой несчастный брат - ненормальный, более того, он преступник, - тихо проговорил великий человек, - Когда-то я его любил всем сердцем, потом столь же сильно ненавидел, теперь же я несу крест вины и преступления, смирившись с волей непостижимого Промысла. Я вынужден продолжать этот гнусный спектакль, потому что на карту поставлено нечто большее, чем моё положение, моя жизнь и даже моя честь. Больше я вам ничего не скажу, Ватсон.

читать полностью:
wondertales.ru/index.php/rubriki/prostoj-vybor/...

@темы: Шерлок Холмс, Фанфики, Майкрофт Холмс, Доктор Уотсон