15:51 

Сассекс - чудесное место

logastr
I sit cross-legged and try not to levitate too much! (с)
Название: Сассекс – чудесное место

Автор: logastr

Бета: Mittas

Жанр: кейс-фик

Категория: джен

Герои: Джон Уотсон, Шерлок Холмс и другие

Примечание: фик написан на фест «Sherlock Holmes Secret Santa» в подарок для Tati-san

Наша с Шерлоком Холмсом совместная жизнь, а теперь, спустя столько лет, я могу сказать, что несмотря на два моих брака, это была все-таки «жизнь с Шерлоком Холмсом» в первую очередь, всегда была полна самых разнообразных приключений. Иногда таинственных и загадочных, иногда пугающих и опасных, но все они, к моей радости, кончались благополучно для меня и моего друга. Даже его трехгодичное отсутствие «в мире живых», за которое он выслушал немало упреков от меня и нашей доброй хозяйки миссис Хадсон, оказалось в конечном итоге именно таким приключением.

Однако после пары случаев, когда его или моя жизнь в самом прямом смысле этого слова висела на волоске, Шерлок Холмс отошел от дел и даже дал торжественную клятву никогда больше не заниматься расследованиями. Он поселился в Сассексе и полностью погрузился в сельскую жизнь. Так, по крайней мере, я думал до одного примечательного отпуска.

Весной 1912 года мы с моей второй супругой Гарриет, как раз обдумывали, где бы провести летние месяцы с пользой для наших, уже не молодых организмов.

— Что ж, дорогой Джеймс (жены называли меня Джеймсом, потому что это имя женщинам кажется более мужественным и благородным, чем простоватое Джон), куда же мы отправимся? – спросила Гарриет, подливая мне в чашку молока.

Я поднял на нее взгляд и улыбнулся.

— Только не говори, что кроме как в Сассекс, к твоему… мерзкому Шерлоку Холмсу поехать нам некуда!

Моя улыбка стала еще шире.

— Ох, Джейми, только не говори, что уже написал ему! Я не выношу его, ты же знаешь! Кроме того, говорят, в этом году все лето в Сассексе будут идти дожди. Я давно мечтала поехать во Францию, — вот там действительно можно отдохнуть!

Я закрылся газетой. Гарриет прекрасная женщина, одна из самых достойных особ женского пола из всех, которых я знал в своей жизни, но в настоящем отдыхе она мало что понимает.

— Можешь поехать во Францию, дорогая. Я думаю, это можно устроить, твоя кузина Люси с радостью составит тебе компанию.

Тут я почувствовал, как по другую сторону газеты в головке моей супруги яростно забегали самые разнообразные резоны: поехать во Францию – заманчиво, даже с занудой Люси, однако отпустить меня в Сассекс без присмотра… Почему женщины считают, что мужчины без них не могут шагу ступить? Или же, напротив, опасаются, что без гирь на ногах наши шаги станут слишком широкими?

— Ну, хорошо, — наконец решила Гарриет, — поедем в Сассекс, только прошу тебя, снимем уединенный коттедж, не стоит обременять твоего друга постояльцами.

Этого я и ждал.

***

Сассекс – прекрасное место. Самое чудесное и живописное место в Англии. Здесь есть два цвета – солнечный желтый, который покрывает долины во время цветения дрока и лиловый, когда цветет медвяный вереск и его тонкий аромат смешивается в воздухе с запахом моря и хвойных перелесков.

Коттедж, который мы с Гарриет сняли на лето, стоял на берегу моря, рядом с небольшим поселком около меловых пляжей Бичи-Хед. В поселке было несколько домов, почта, бакалейная лавка и около полусотни жителей. С беленой высокой веранды коттеджа было видно блестящее в солнечных лучах море, пляж и ряд купален. Справа дорога уходила на Исбурн, а слева почти в самое море упиралась меловая гряда. Гарриет осталась довольна. Мы сделали пару визитов к таким же как мы отдыхающим, с которыми Гарриет быстро свела знакомство на пляже. Но вечером я сказал моей дорогой супруге, что хочу забраться на гряду.

— Что это за странная фантазия, Джейми? — проворковала Гарриет. — Пойдем лучше к Смоллетам, мы прекрасно проведем время за игрой в бридж.

— Потом я присоединюсь к вам, — сказал я спокойно, выбирая ботинки для прогулки по пересеченной местности, — но прежде все-таки заберусь на вот тот утес, что так и дразнит меня своим длинным языком, торчащим прямо в небо.

Через пять минут я уже шагал по едва видной тропинке вверх, решительно упирая в землю свой альпеншток.

Меловые скалы в Сассексе очень живописны — белый камень, покрытый сверху мягкой зеленой травой, изумительно сочетается с бескрайней синью моря и небес. А еще меловые скалы разделяют побережье на небольшие, никак не сообщающиеся между собой, песчаные пляжи. Та скала, по которой я поднимался, была примечательна тем, что на противоположной ее стороне, вдали от шумных пляжей и курортных гостиниц, пряталась в самом конце небольшой бухточки ферма под названием «Дедукция». Само собой разумеется, хозяином этой фермы был мой друг, единственный в мире консультирующий детектив в отставке Шерлок Холмс.

Подходя к дому, немного похожему на белый двухтрубный пароход, я еще издалека заметил высокую фигуру Холмса, стоящего на балкончике второго этажа, и рассматривающего меня в подзорную трубу, подобно капитану судна.

Я помахал ему рукой и ускорил шаг.

Сердце мое забилось, предвкушая встречу. И не успел я дойти до крыльца, как Холмс вышел из дверей. Мы обнялись.

— Как вы долго! — воскликнул мой друг вместо приветствия, когда мы, наконец, разомкнули объятия. — Я ждал вас еще вчера.

— Здравствуйте, Холмс, — ответил я со смехом, — Не мог же я…

— Вижу, вижу, — Холмс шутливо нахмурился, — вы все же приехали сюда с супругой.

Я развел руками:

— Никак не мог уговорить Гарриет отдохнуть во Франции без меня. Но, может быть, вы пригласите меня в дом?

— Да, конечно, дорогой мой, проходите!

В жилище Холмса все живо напоминало мне о нашей с ним былой жизни на Бейкер-стрит. У большого камина стояли два глубоких удобнейших кресла, на крючке висела старая персидская туфля, а в воздухе разливался запах крепчайшего табака. Я тут же уселся в одно из кресел, вытянул ноги и погрузился в воспоминания. Холмс приготовил нам обоим отличный чай с ромом, а затем занял кресло напротив.

Это был чудесный вечер! И именно такой отдых, о котором я только и мог мечтать.

***

Около недели все шло тихо и спокойно. Гарриет развлекалась в компании отдыхающих – общество собралось весьма достойное, а я, пару раз составив ей компанию, проводил время на пасеке Холмса. Правда, к моему глубочайшему сожалению, он держал данное несколько лет назад слово и совершенно отошел от дел. Но, тем не менее, мы вспоминали наши прошлые дела. Хотя Холмс все еще слегка сердился на меня за мою вторую женитьбу, которую называл единственным моим эгоистичным поступком за всю жизнь, я испытывал наслаждение даже от молчаливого курения трубки рядом с ним.

Однако в воскресенье мне пришлось сопровождать Гарриет на званый вечер к лорду и леди Хавшем — я загодя предупредил Холмса, что не приду, и с тоской облачился в смокинг и белый жилет.

Надо признать, что все приглашенные и сами хозяева были весьма милыми людьми. Здесь были супруги Сент-Джордж — Николаса я знал давно еще по клубу в Лондоне, а его супруга была хотя и слаба здоровьем, но очень мила. Душой компании был мистер Рейнольдс, владелец нескольких местных газет в Истбурне и Восточном Сассексе – очень говорливый и подвижный молодой холостяк. Мадам Питтсон со старшей дочерью, которая, по всей видимости, положила на него глаз и еще несколько молодых людей, положивших глаз на миссис Оливию Стоун, очень привлекательную вдову гвардейского майора, который погиб при каких-то странных и таинственных, по словам Гарриет, обстоятельствах два года назад. Правда, на мой взгляд, миссис Стоун совершенно не была похожа на убитую горем вдову – она скорее была похожа на экзотический цветок, причем не хрупкую орхидею, а скорее яркую индийскую азалию.

Мы с Гарриет встретили ее в первый же день нашего отдыха. Осматривая окрестности, мы услышали громкий шум мотора, а потом и увидели на дороге из Истбурна мчащийся на всех порах автомобиль. Водитель был в полной экипировке — в шлеме и очках, в кожаной куртке и грубых черных перчатках. Я бы принял его за мужчину, если бы не развивающийся по ветру бледно-розовый газовый шарф.

Миссис Стоун, а это была именно она, остановила свою машину и помахала нам рукой – мы подошли и познакомились. Она оказалась не только весьма решительной и смелой, но и настоящей красавицей – белокурые густые волосы выбивались из-под ее шлема, а в больших голубых глазах сияли озорные искры.

Естественно, что у такой женщины даже в тиши курорта моментально образовалась толпа поклонников и ухажеров. Гарриет считала, что наибольшие шансы имеет мистер Ситтерс, молодой фабрикант из Австралии, хотя мне казалось, что миссис Стоун одинаково мила и очаровательна со всеми.

В тот вечер я, признаться, так хорошо проводил время, что и думать позабыл о моем друге, оставшемся в одиночестве. Но судьба живо отомстила мне за такое вероломство.

Почти сразу после очень недурного ужина миссис Стоун собралась кататься на своем новеньком автомобиле в компании мистера Ситтерса и еще пары молодых людей. Они, смеясь и обсуждая скоростные возможности современных автомобилей, вышли на веранду. Мы собирались играть в карты, а оставшаяся молодежь затеяла танцы под граммофон. Но не успел лакей поставить пластинку, со стороны стоянки раздался страшный крик. Потом топот бегущих ног, и один из молодых людей, увивавшихся за миссис Стоун, вбежал на веранду с криком:

— Его нет, его нет!

Его напоили сельтерской, усадили и только тогда он смог внятно рассказать, что произошло. Оказывается, совершенно новый шикарный автомобиль миссис Оливии просто исчез со своего места. Испарился.

Позвонили в полицейский участок. Миссис Стоун в сопровождении заботливого мистера Ситтерса вернулась в дом. Держалась достойно, хотя видно было, что потеря такой дорогой игрушки для нее является ударом. И хотя ее плотные яркие губы были жестко сомкнуты, а на скулах играли желваки, большие синие глаза все-таки были влажны.

Тут я, безусловно, не мог не вспомнить о Шерлоке Холмсе. Мой друг, если бы не отошел от дел, непременно заинтересовался бы этим происшествием.

Я взял свою жену за руку и сказал:

— Пойдем со мной, Гарриет. Мы должны осмотреть место преступления, пока там все не затоптали.

Она внимательно посмотрела на меня, поджала губы и кивнула с непривычной для нее кротостью.

Мы быстро вышли на улицу – было уже темно, но двор и стоянка позади него были достаточно освещены модными электрическими светильниками.

Только тут я понял, как на самом деле мне не хватает Холмса и совместных с ним расследований. У меня даже сердце сжалось, и мне пришлось подавить в себе страстное желание сейчас же бежать на ферму за Холмсом. Остановила меня только очевидная необходимость осмотреть место преступления по горячим следам. Я сжал руку Гарриет крепче, и мы осторожно начали осматривать место, где всего за несколько часов перед тем миссис Стоун оставила свой автомобиль. Земля была сухая, но на стоянке скопилось достаточно пыли, чтобы мы могли увидеть следы злоумышленников.

У фонаря, рядом со стоянкой, следов было много – видимо именно сюда дошла компания, собиравшаяся кататься. Кто-то из мужчин сделал пару шагов к стоянке, будто бы не веря своим глазам. А потом бросился назад в дом.

Но ближе, на самой площадке рядом с машиной, никаких следов не было. Я почти отчаялся, когда Гарриет издала сдавленный звук и указала куда-то вперед, в темноту.

Там под соседним фонарем я успел увидеть странную фигуру в засаленной куртке и рабочих штанах, которая тут же скрылась в темноте. Я побежал за незнакомцем, оставив испуганную Гарриет, но без толку — он как сквозь землю провалился. Зато под фонарем, где он стоял, отчетливо были видны отпечатки его подбитых гвоздями рабочих ботинок.

— Джеймс, Джеймс, кто это был?

— Понятия не имею, дорогая, но он может быть причастен к происшествию. Погоди, не наступи на следы.

Я глянул на супругу и поразился, каким возбужденным и заинтересованным, а вовсе не испуганным, как должно бы, выглядело ее лицо.

— Вот смотри-ка, — сказал я ей, — на правом ботинке у него выпало два гвоздя, а на левом пятка стесана внутрь… Хм, где-то я встречал похожие следы, но никак не могу припомнить.

— По следам мы можем посмотреть, куда он скрылся! – ответила мне Гарриет.

— Только сейчас уже совсем темно. Будем надеяться, что полиция, которая, конечно, явится, не затопчет тут все к тому времени, как рассветет. Сейчас уже делать нечего, давай вернемся в дом.

***

Ночью я плохо спал. Снилось мне штормящее море, гигантские осьминоги, курящие крепкий корабельный табак сразу из десяти трубок. И миссис Оливия Стоун, восседающая верхом на мистере Смиттерсе.

Разбудила меня Гарриет, которая стояла у моей кровати уже одетая.

— Джон, вставай скорее, не то дворники заметут все следы, которые там только остались!

Я так удивился тому, что она меня разбудила, чтобы идти «на дело», что даже не удивился своему первому имени из ее уст.

Пока я одевался, Гарриет сделала нам бутерброды, что было весьма кстати.

Рассвет едва брезжил. В остывшем за ночь воздухе стояла влажная дымка, которая почти на наших глазах оседала росой на землю, траву и все вокруг. Все еще спали, и на улицах поселка было пустынно и тихо, хотя теперь, на свежую голову, идея с самостоятельным расследованием не казалась мне такой уж здравой и привлекательной. Самым разумным выходом было, безусловно, сейчас же отправиться к Шерлоку Холмсу и попросить его о помощи. Почему-то я был уверен, что он, даже не смотря на когда-то данное слово, с радостью примется за это расследование.

Мы с Гарриет шли по пустынной улице, держась за руки. Я украдкой посмотрел на ее решительное лицо и вспомнил вдруг, как она терпеть не могла Холмса за его… привычку иронизировать. Ну да, чувство юмора у моего друга было суровым. Нет, прямо сейчас идти к Холмсу явно не самая лучшая идея. Я решил, что осмотреть место преступления еще раз не будет лишним.

— Утром все выглядит не так, — сказала Гарриет, смущенно кутаясь в шаль, когда мы пришли на место.

Действительно, в сером прозрачном утреннем свете стоянка и дом, и весь этот тихий курортный городок выглядели обыденно. Трудно было предположить, что здесь может произойти что-то преступное.

Мы подошли ближе и начали разыскивать следы того странного рабочего, которого видели ночью, но наши поиски почти сразу были прерваны звучным в царившей вокруг тишине голосом полисмена:

— Вы что-то потеряли, мэм, сэр? – к нам подошел дюжий бобби. Я глупец и не вспомнил, что полицейские всегда оставляют постового на месте преступления.

— Нет, простите, мы просто гуляли, — сказал я, не заботясь о том, как неправдоподобно звучат мои слова, взял Гарриет под руку и почти силой потащил прочь.

— Знаешь что, дорогая, — сказал я ей осторожно, после того, как сидя на пустынном пляже, мы прикончили захваченные из дома бутерброды, — только отнесись к моим словам серьезно, в этом деле не обойтись без Шерлока Холмса.

Гарриет посмотрела на меня лукаво и сказала, как ни в чем не бывало:

— Вот и я думаю, что надо было бы еще вчера сообщить ему обо всем!

Мне пришлось хлопнуть себя по лбу, проводить мою женушку до дома, на ходу перехватить чашку чая и отправиться по меловой гряде к коттеджу «Дедукция».

Солнце уже почти взошло и слепило мне глаза, когда я поднялся на гряду. Свежий ветер с моря пах солью и йодом. Я не мог удержаться от того, чтобы остановиться на минутку на вершине и полюбоваться видом. Горизонт изгибался полукругом, от края до края залитый золотым солнечным светом. Скалы, покрытые лиловым вереском, тут и там врывались в морскую синь. От Дангенесса до Сесилл-Бин, повсюду, куда хватало глаз, царило спокойное величие древней земли и свободы. Мне пришло в голову, что что-то в моей жизни, в целом спокойной и приятной, шло до этого дня неправильно, а теперь, когда я слизнул соль с морского ветра, непременно изменится к лучшему.

Воодушевленный, я почти бегом спустился к ферме Шерлока Холмса. Каково же было мое разочарование, когда встретила меня только запертая дверь!

Я постоял перед ней несколько минут, глупо подергав за ручку. Потом обошел дом кругом, полюбовался на заросшие сорняками посадки в задней части дома, пару раз безрезультатно позвал Холмса, подумав, что он может еще спать, и с сожалением повернул восвояси.

Куда подевался мой друг? Ведь он знал, что я могу прийти к нему в любой момент, мне казалось, что он дорожит моим обществом и не оставил бы меня без весточки, если бы собрался куда-то по делам.

Но это еще был не конец сюрпризам. Почти на середине обратного пути я с изумлением разглядел впереди бегущую ко мне со всех ног Гарриет. Шляпка ее упала на плечи, она размахивала руками в сильном волнении. Я подбежал к ней и едва успел подхватить, прежде чем она упала на землю в полном изнеможении.

— Что случилось? Что за спешка, дорогая!

— Я видела! Я видела его! – закричала Гарриэт, едва переведя дух.

— Кого? Холмса? — я все еще не мог отделаться от мыслей о моем друге.

— Да нет же, того рабочего! То есть он не рабочий, а механик, потому что у него руки в мазуте. Он явно как-то связан с угонщиками!

— Где ты его видела, Гарриэт?

— Недалеко от дома лорда Хавшема. Когда ты ушел, я решила пойти вместе с Линдси на рынок, чтобы купить зелени и … ну ты знаешь, там много говорят разного… А идти-то надо мимо Хавшемов. Ну и там, случайно, он промелькнул в кустах, а Линдси щебетала как безумная, и я едва смогла оставить ей свою корзинку, чтобы проследить за ним.

— Бог мой, это могло быть опасно!

Моя отважная Гарриет только зарделась и продолжила:

— Я была очень осторожна. Я проследила за ним ровно до тех пор, как он юркнул в конюшню, рядом со стоянкой Хавшемов. И я подумала, что может делать рабочий в промасленной одежде, пахнущий мазутом и топливом, в конюшне с лошадьми! Я подошла ближе, прислушалась, и услышала там внутри какой-то лязг! О, Джон, Джон, я так испугалась! Я побежала за тобой со всех ног! Его надо задержать – уверена, что он много знает об автомобиле миссис Оливии.

Я задумался лишь на секунду:

— По крайней мере, мы должны спросить у него, что он делал ночью на стоянке позади дома лорда Хавшема.

Мы с Гарриет побежали со всех ног, и были у той самой конюшни не более чем через четверть часа. И все-таки у нас не было уверенности, что мы застанем нашего подозреваемого там.

Я остановился у дома Хавшемов, чтобы отдышаться и подождать Гарриэт, которая, бедняжка, совсем выбилась из сил и отстала.

Тут двери особняка открылись, и мне навстречу вышла миссис Оливия Стоун — как всегда в сопровождении пары молодых людей. Мы поздоровались и обменялись мнением о погоде. Я обратил внимание, что под глазами миссис Оливии залегли тени, которые вдруг сделали ее старше – видно было, что она вовсе не так беззаботна и оптимистична, как ей хотелось казаться. Теперь в ее лице кроме силы была видна и мягкость. Честно говоря, я удивился, что потеря автомобиля, хотя и весьма неприятная, но все же не такая трагическая, как потеря близкого человека, произвела в ней такую разительную перемену.

— Сегодня хорошее солнце, — сказал я с видом умудренного опытом врача, — советую вам прогуляться по пляжу или даже забраться на Бичи-Хед, вам, думаю, не повредит добрая прогулка в хорошей компании.

— Спасибо за совет, доктор Уотсон, — мягко улыбнулась она, — Бени и Стив Уокены обязательно прогуляются со мной, так ведь, джентльмены?

Братья Уокены, как марионетки в кукольном театре, одинаково закивали головами, и миссис Стоун, взяв их под руки, отправилась в сторону моря.

Я смотрел ей вслед и думал о том, как загадочны и непостижимы иногда бывают женщины.

— Джон! – Гарриет ущипнула меня за руку, — долго ты будешь еще стоять и глазеть на нее, как мальчишка? Совсем позабыл о нашем деле?

— Нет, что ты, — ответил я, — ты обратила внимание, как она изменилась?

Гарриет фыркнула:

— Еще бы ей не измениться, судя по всему, у нее сорвалась выгодная партия, на рынке даже больше говорили о том, что мистер Ситтерс пригласил на конную прогулку мисс Лайзу Питтсон, а не эту фифу-без-автомобиля.

Женщины бывают поразительно жестоки друг к другу!

Гарриет указала мне на конюшню, в которой, по ее словам, скрывался подозрительный механик. Я подкрался к двери на цыпочках и осторожно заглянул в щель. Сначала в темноте мне ничего не было видно, а потом, когда глаза мои немного пообвыкли, я увидел в самом дальнем углу какую-то блестящую деталь, похожую на кожух автомобильного колеса. В конюшне было совершенно тихо, видно, тот, кого мы искали, сумел улизнуть. Я осторожно приоткрыл дверь, придерживая ее рукой, чтобы не скрипнула, и проскользнул внутрь.

Изумлению моему не было предела! В пустом стойле был аккуратно сложен и прикрыт сеном и ветошью разобранный на детали автомобиль миссис Оливии Стоун.

Кто-то потрогал меня за рукав.

— Гарриет, ты только взгляни! — прошептал я и обернулся. Рядом со мной, зажимая рот моей жене, стоял тот самый рабочий в промасленной спецовке.

Всего мгновение я размышлял, куда лучше направить удар, чтобы не повредить супруге.

— Тише, тише, дорогой друг! — сказал вдруг этот громила хорошо знакомым мне голосом Холмса и разжал руки, державшие Гарриет.

— Холмс! Но как?

— Элементарно, дорогой друг! Не думаете же вы, что я на старости лет подался в угонщики автомобилей? Здесь дело тоньше. Действует целая банда, которая ворует авто по всей восточной Англии. Вы правильно рассудили, дорогой мой, что лучше всего осматривать место преступления по горячим следам! И вы увидели меня и мои следы, но вы не разглядели самого главного: от места стоянки не шло следов автомобильных шин, кроме того, никто из вас не слышал вчера звука мотора, хотя музыку пока еще не заводили. Будь это заурядные угонщики, они бы дождались танцев и шумных разговоров после ужина, надеясь, что работающий мотор не услышат.

— Холмс, но как вы вообще узнали об угоне?

— Проще простого – я давно слежу за этой бандой. Это довольно разветвленная сеть, в нее входят преступники самого разного калибра – есть и отличные механики, умеющие разобрать автомобиль в считанные минуты…

Объяснения Холмса прервали звуки снаружи, и мы замерли в страхе. Однако через секунду Холмс уже прикрывал Гарриет и меня ветошью.

— Что ты делаешь тут, Боб? Разве я не заплатил тебе и не велел скрыться пока. Или ты решил все испортить? – раздался смутно знакомый мне голос.

— Нет, что вы, сэр, — ответил Холмс надтреснутым голосом сильно пьющего человека, — я премного доволен вашей милостью, сэр, мне просто показалось, что детали вот тут положили в сырость в спешке, вот я и решил поправить, чтобы ржа не съела. И все деньги я получил сполна, сэр. Серебро положил в кармашек для часов, сэр. Это меня должно быть немного уравновесит.

— Не говори ерунды, все сделано было чисто, я сам проверил сегодня утром. Это новехонький автомобиль стоит таких хороших денег, что я бы не позволил все испортить небрежностью. Убирайся отсюда сейчас же.

Я слышал, как Холмс помялся, не очень-то желая покидать нас, но делать ему было нечего, и они вышли. Дверь закрылась, и я с ужасом услышал лязг замка.

Мы с Гарриет оказались в ловушке. Она вылезла из своего укрытия дрожащая от испуга. Я обнял ее и, как мог, успокоил.

— Что же нам теперь делать, Джон? – спросила она, и надо сказать, этот вопрос и без того висел у меня в голове большим вопросительным знаком. Самым правильным в нашей ситуации представлялось поднять шум, на который сбегутся люди, откроют конюшню и найдут разобранный автомобиль. Сколько бы злоумышленников не состояло в банде, а в городе среди бела дня им ничего с нами не сделать. Но с другой стороны, кое-что в словах Холмса, с которыми он обращался к своему «работодателю», меня насторожило. «Серебро положил в кармашек для часов»… В рабочей куртке механика не было никаких кармашков для часов, совершенно точно. Тогда зачем Холмс заговорил об этом?

— Гарриет, дорогая! – взволнованно прошептал я после минутного раздумья, - мы должны набраться терпения и сидеть тут тихо, как мышки!

— Но, Джон… - слабо возразила она.

— Если только ты меня любишь, если только ты меня любишь, дорогая Гарриет, прошу тебя набраться терпения!



Мы просидели в запертой конюшне почти целый день. Моя бедная супруга задремала, а я все думал и думал над тем, правильно ли разгадал указания Холмса.

Около четырех часов пополудни раздался шум и лязг замка. В конюшне зажегся свет, и туда вошло сразу множество людей. Мы с Гарриет были ошеломлены всей этой суматохой, и я пришел в себя только когда сильные руки Шерлока Холмса обняли меня.

— Уотсон! – вскричал мой друг, — вы должны подтвердить перед полицией и свидетелями вину одного из этих джентльменов!

Я огляделся – передо мной стояли почти все молодые люди, которые были вчера на вечере. И мистер Рейнольдс с приятелем, и братья Уокены, и мистер Ситтерс.

— Я не понимаю, Холмс, как я могу подтвердить их вину, ведь я ничего не видел!

— Все ясно, — вскричал мистер Ситтерс, — я же говорил, что это полная чушь и незачем беспокоить моих лошадей!

— Это он! – закричала Гарриэт. — Я хорошо запомнила его голос. Это он руководит бандитами, которые воруют автомобили!

Холмс повернулся к Гарриэт, взял ее руку и галантно поднес к губам:

— Дорогая миссис Уотсон, я никогда не сомневался в вашей незаурядности!

***

В тот день мы ужинали втроем на ферме «Дедукция». Моя жена и мой лучший друг живо обменивались репликами по поводу произошедшего, и Гарриет частенько восклицала:

— Боже мой, мистер Холмс, но как?

— Элементарно, моя дорогая! Наблюдение и дедукция! – с улыбкой отвечал Холмс.

Он рассказал нам, что мистер Ситтерс на самом деле был главой шайки воров, которые разбирали оставленные автомобили прямо на стоянках, а иногда воровали их из небрежно охраняемых гаражей. Потом в таком виде машины вывозились в Австралию и Индию, где собирались и продавались за большие деньги.

— Бедняжка миссис Стоун, кажется, совсем не обрадовалась возвращению ее собственности, - заметил я, вспомнив большие печальные глаза и грустную улыбку, с которой миссис Оливия благодарила Холмса.

— Еще бы, - понимающе сказал Гарриет, - ведь ее бедное сердечко разбито. Уж я-то разбираюсь в таких вещах, Джон.

Я отхлебывал горячий чай с ромом, курил сигару, и время от времени, поглядывал на закат, окрасивший море и небо в единый вересковый лиловый цвет. Думал я о разном – стоит ли мне упрекать Холмса в том, что он скрыл от меня продолжение своей детективной карьеры, или Гарриет в том, что на долгое время из-за ее капризов я был лишен счастья проводить время с Шерлоком.

В конечном итоге, я пришел к очевидному, в самый раз для простого и бесхитростного доктора, выводу: все к лучшему в этом лучшем из миров.

Тем более что в тот вечер я чувствовал себя совершенно счастливым.

@темы: Джен, Доктор Уотсон, Фанфики, Шерлок Холмс

Комментарии
2012-01-31 в 17:51 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Мурмурмур)) хорошо))
:inlove::inlove::inlove:

     

221b Bakerstreet

главная