22:52 

Фик: Шерлок Холмс и гость из Австралии

Путник&
Название: Шерлок Холмс и гость из Австралии
Автор: Путник&
Бета: White Wyrsa
Герои: Холмс, ОМП, Ватсон и другие эпизодически
Размер: миди
Жанр: детектив
Рейтинг: PG-13
Категория: джен
Предупреждение: упоминаются гомосексуальные отношения между оригинальными персонажами
Версия канона: АКД
Отказ от прав: канонные герои принадлежат Конан Дойлю
Саммари: молодой человек обвинен в убийстве именитого родственника, инспектор Макдоналд обращается к Холмсу за советом.



читать дальше

@темы: Шерлок Холмс, Фанфики

Комментарии
2013-04-18 в 22:54 

Путник&
В то время как Холмс готовил все необходимое для опытов, Абгейл бесцельно слонялся по комнате, пока, наконец, не остановился у окна, сочтя созерцание улицы достойным себя занятием. Но очень скоро внимание его переключилось на детектива и его манипуляции с грязным пиджаком и сорочкой – аккуратно орудуя скальпелем, тот соскабливал что-то с ткани в подставленную стеклянную чашу. Рассудив, что его молчаливое присутствие вряд ли сможет как-то помешать процессу, австралиец переместился поближе к столу, очарованный разворачивающимся перед его взором таинством.
Заметив проявление любопытства со стороны своего клиента, Холмс вначале не обратил на него никакого внимания, но через некоторое время стал комментировать самые важные этапы, и под конец превратил исследование в полноценный урок химии с наглядными иллюстрациями.
- Взгляните на получившиеся кристаллики, мистер Абгейл, чувствуете запах? В пробирке хлоралгидрат, не удивительно, что вы почти ничего не помните, это очень сильное снотворное.
- Наверное, он подсыпал мне его в эль, когда мы зашли выпить в порту. Я бы все равно ничего не почувствовал, слишком поглощен был новыми впечатлениями.
- По характеру пятен я бы сказал, что раствор вас заставляли пить уже в лежачем положении, поэтому так много пролилось. Потом он вызвал рвоту… А вот что вам кололи, мы уже не узнаем, для анализа крови прошло слишком много времени. Как, кстати говоря, ваше самочувствие?
- Спасибо, сейчас уже много лучше. Меня теперь больше беспокоит этот инспектор, что к нам заходил, вы ведь его лучше знаете, как думаете, он будет настаивать на обвинении?
Холмс закупорил пробирку с хлоралгидратом и установил его на подставку, после чего развернулся на стуле к Абгейлу.
- На обвинении в убийстве – да, пока не убедится в их ошибочности. Что же касается другого… Вот что я вам скажу, Лестрейд не из тех, кто любит устраивать публичные скандалы, тем более, что ему придется выступить обвинителем. Скорее всего, он не захочет становиться фигурантом дела о недостойном поведении, особенно учитывая, что обвинить ему придется графа известной фамилии. Вы ведь еще не забыли о вашем титуле? И все же нам надо соблюдать осторожность, если загнать Бейли в угол, он может потянуть вас за собой. Он уже дал это понять через инспектора.
- То есть, я, получается, в безвыходном положении?
- Если Бейли будет осужден за убийство, мы получим его слово против вашего. Сами понимаете, кому поверят быстрее. Тем более, профессия актера не вызовет сочувствия у судий.
- Мне тогда придется врать…
- Или пойти на каторгу. У всего есть своя цена, мистер Абгейл, и у права на свободу тоже.
Ближе к вечеру Холмс удалился в свою спальню, и австралиец, сочтя неуместным подсматривать через оставленную открытой дверь, вернулся к своему наблюдательному посту у окна. А когда обернулся спустя некоторое время, едва не вскрикнул, увидев посреди гостиной незнакомого господина в цилиндре и фраке. Незнакомец довольно усмехнулся в усы и приветливо отсалютовал ему обтянутой в светлую лайковую перчатку рукой.
- Могу я видеть мсье Холмса? – поинтересовался гость глубоким голосом с сильным французским акцентом.
- А… Да, конечно, - все еще не оправившись от удивления и гадая, как этот человек смог настолько бесшумно войти, пробормотал Абгейл. – Он…
Бросив взгляд на спальню Холмса, молодой человек убедился, что детектива там нет, и пришел в еще большее замешательство, когда француз вдруг весело и от души расхохотался.
- Видели бы вы себя со стороны, мистер Абгейл, - сквозь смех произнес он. – Поистине уморительное зрелище.
Только теперь, присмотревшись внимательнее, австралиец узнал в незнакомце Холмса, и оторопел от восхищения. За время, проведенное в спальне, сыщик поправился фунтов на тридцать, обзавелся усами с бородкой, и отрастил волнистые волосы до плеч.
- Потрясающе, вас совершенно не узнать. Вы в театр так пойдете?
- На сегодняшний вечер я – Фабьен Ле Ру, страстный любитель искусств и преданный ценитель оперетты. Не дожидайтесь моего возвращения, возможно, мне придется задержаться.
- Вы хотите поговорить с Альфредом?
- Не будем загадывать наперед, мой дорогой, - беспечно отмахнулся детектив. - Посмотрим по обстановке. А теперь мне пора, если я не хочу опоздать к началу.
Проезжая мимо Чарингкросской лечебницы, в окнах которой горел тусклый свет, Холмс подумал о Ватсоне, вполне возможно тоже занятого делом в этот час, когда большинство горожан уже закончили работу и предавались тихим радостям домашнего уюта. Впрочем, для многих день только начинался, и у входа в театр собирались любители легкомысленных вечерних развлечений, предвкушавших зрелищное веселье. Обзаведясь букетиком махровых белых хризантем, Холмс присоединился к толпе зрителей и занял свое место в зале, отделанном красным бархатом.
Когда на сцене появился Альфред Бейли, Холмс без труда представил, как этому человеку удалось настолько захватить внимание Абгейла, что тот охотно выболтал ему все семейные тайны. В том, как грациозная фигура актера легко и естественно двигалась по сцене, было что-то располагающе-манящее. Кроме того, Бейли обладал приятным лирическим баритоном и привлекательной внешностью с экзотическим оттенком, что, несомненно, делало его главной звездой представления.
Дождавшись окончания спектакля, детектив, не скупясь выразил свой восторг бурными овациями и отправился за кулисы в поисках намеченной жертвы. Молоденькая, не слишком симпатичная девушка, играющая на второстепенных ролях, явно не была избалована вниманием поклонников, и на ее простодушном лице отразилась искренняя радость, когда на нее вдруг обратил внимание высокий импозантный иностранец.
- Я покорен вашим талантом, мадмуазель, - восхитился француз, преподнося ей цветы. – Но еще больше – вашей несравненной красотой.
- Благодарю вас, сэр, - расцвела девушка. – Право же, вы преувеличиваете…
- О ничуть, нисколько! Я говорю истинную правду! Позвольте же узнать ваше имя, красавица, окажите мне честь.
- Лесли Бин, сэр, - охотно призналась актриса.
Рассыпаясь в комплиментах, Холмс без труда узнал интересующие его подробности – адрес Бейли, круг его интересов и знакомств, и некоторые бродящие внутри труппы сплетни.
- Так вы хотите сказать, прелестная Лесли, что мадмуазель Данн занимает ведущее место из-за своей дружбы с мсье Бейли?
- Говорят, что это Альфи и нашел ей место, но меня тогда здесь еще не было. Но она красавица, без сомнения, вы ведь ее видели, ей всегда достаются главные роли.
- Какая чудовищная несправедливость!
- Конечно, мне до нее далеко…
- Не говорите так, милая Лесли! Вы в тысячу раз лучше нее, вам просто не повезло, что у вас нет надежного друга.
- Да, это так, - вздохнула девушка. – Альфи к ней очень добр. Но ему теперь тоже нелегко…
- Отчего же?
- Право, не знаю, должна ли я говорить… У Альфи был богатый покровитель, об этом тут все знают, барон Даксбери, но потом он переехал куда-то на север, кажется…
- Давно ли это случилось?
- Где-то весной, наверное. Говорят, у Альфи большие долги, одна квартира на Друри-лейн чего стоит, он даже ездил в Австралию, чтобы их разрешить.
- И разрешил?
- О, я не знаю, мистер Ле Ру.
- Зовите меня Фабьен, моя драгоценная Лесли. Для вас я просто Фабьен. Скажите, а этот мсье Альфи, он вас не обижает?
- Что вы, он никого не обижает. Бывает, конечно, всякое, в театре порой так тяжело…
- Как я вам сочувствую, бедняжка.
- Вот его дружки пару раз заходили, я видела одного из них. Он точно не джентльмен, больше похож на разбойника. Или мясника.
- И чего же он хотел?
- О, я не знаю…Фабьен.
- Быть может, вы слышали его имя?
- Альфи назвал его Монк или Манк, мне так показалось…
- Что же, должно быть, я уже утомил вас своими разговорами, несравненная Лесли…
- Нет, нисколько, с вами так приятно говорить…Фабьен. Вы ведь придете еще?
- Разве я теперь смогу иначе? Однако, я не смею задерживать вас более, доброй вам ночи, дорогая.
- И вам! Я буду ждать вашего прихода.
Счастливо улыбаясь, девушка удалилась в гримерную, а Холмс, улыбаясь не менее довольно, направился к выходу. Дело стало проясняться, оставалось лишь связать воедино несколько ниточек.
На следующий день Холмс, перебрав свой специальный рабочий гардероб, выбрал несколько подходящих вещей и вручил их Реджинальду Абгейлу.
- Ваш собственный костюм миссис Хадсон уже привела в порядок, но, учитывая, что нам желательно сохранить инкогнито, будет разумно воспользоваться маскировкой. Переодевайтесь, а я пока отправлю записку, и нам доставят повозку.
- Кроме похитителей и пары полицейских, меня в Лондоне никто не знает в лицо. Значит ли это, что ваше посещение театра оказалось настолько успешным? Вы нашли, где меня держали?
- Не совсем, мистер Абгейл, не совсем… Но мы подошли к тому этапу, когда без вашего участия уже не обойтись, вам придется приложить все усилия и попытаться вспомнить знакомые места. Или людей.
Критически оглядев облачившегося в мешковатый клетчатый костюм австралийца, Холмс недовольно покачал головой.
- Вы стоите, словно солдат на плацу, постарайтесь держаться свободней. Весь фокус не столько в одежде и гриме, сколько в умении себя подать. Представьте, что сегодня вы мелкий фермер, приехали, скажем, из Хетфилда с партией сахарной свеклы. Удачно сбыли товар, выпили пинту пива и катаетесь по городу в писках дальнейших развлечений. Я буду вашим извозчиком. Теперь садитесь к столу и повернитесь к свету.
С помощью губки и терракотовой краски детектив придал лицу Абгейла несколько обветренный вид, а добавив накладные бакенбарды и брови, изменил его черты до неузнаваемости. Взглянув на себя в зеркало, молодой человек довольно рассмеялся.
- Честно слово, мистер Холмс, я бы и сам себя не узнал со стороны. Какая, однако, забавная получилась физиономия, ей самое место в пивнушке.
- Туда мы тоже непременно заглянем, без пивного духа образ будет неполон, - ответил сыщик, повязывая на шею своего клиента полосатый платок. – Ну вот, вроде, так хорошо. Теперь моя очередь.

2013-04-18 в 22:55 

Путник&
Через две четверти часа из дома 221б по Бейкер-стрит вышло двое мужчин – немного неуклюжий фермер и рыжеволосый извозчик. Извозчик протянул поджидающему их парнишке с повозкой шиллинг и занял свое место на козлах.
- Для начала доедем до Друри-лейн, я сомневаюсь, чтобы Бейли притащил вас к себе домой, но, на всякий случай все же взглянем. Вам как, не холодно?
- Англия, конечно, не Австралия, у нас сейчас тепло и сухо, - отозвался Абгейл, устраиваясь на лавке рядом с детективом. – Но, думаю, я смогу привыкнуть.
- Вот и отлично. Что ж, трогайте, мистер Стабс, - Холмс дернул поводья, и понурый гнедой мерин послушно затрусил рысцой по улице. – Если вам что-то покажется знакомым, мистер Абгейл, пусть даже смутно, сразу говорите мне.
Так они проехались по Риджент-стрит, прокатились по Стренд, взглянули на здание театра «Савой» и свернули на Друри-лейн. Возле двухэтажной краснокирпичной постройки с белыми карнизами Холмс натянул поводья.
- Взгляните повнимательнее, в памяти не всплывает ничего похожего?
- Смахивает на виллу мэра в городке Катаннинг, неподалеку от нашей фермы… Нет, простите, мистер Холмс, я не узнаю эту улицу, и дом мне тоже незнаком. Может быть, я и вовсе ничего не вспомню…
- Что ж, я и не ожидал, что вы его узнаете, - флегматично заметил сыщик. – Едем дальше.
- Погодите, это здесь он живет? Это дом Альфреда?
- Да, Альфред Бейли занимает второй этаж. А первый – его подруга, актриса, некая мисс Анджелия Данн.
- Вы сказали, его подруга?
- Да, а что вас удивляет?
- Нет, ничего, - вздохнул Абгейли и оглянулся через плечо, чтобы еще раз взглянуть на здание. – Мистер Холмс, я не понимаю – если он может позволить себе жить в таком месте, значит, он имеет приличный доход. Зачем же тогда он пошел на убийство? Неужели только ради того, чтобы навредить мне?
- Зачем ему вредить вам?
- Вы меня спрашиваете? – изумился австралиец. – Почему вы меня спрашиваете?
- Потому, что если между вами произошла ссора, но вы об этом умолчали…
- Нет же! Я вам уже говорил, у нас были очень приязненные отношения, даже слишком, мне это все казалось каким-то сном. Вам что же, подробности пересказать, чтобы вы поверили?
- Полно вам, не кипятитесь, - успокоил его детектив. – Мне, если вы еще не забыли, это нужно для вашей же пользы. Ну, что вы нахохлились? Бросьте. Едем в паб, кажется, сейчас для этого самое время. И не трогайте лицо руками – испортите грим.
Выехав на набережную Виктории, Холмс остановил повозку у маленького аккуратного паба с пузатым пивным бочонком на вывеске, где в это время дня было еще немноголюдно, и дернул Абгейла за рукав.
- Идемте же. Не забывайте, вы хорошо проводите время, не делайте такой мрачный вид, а то с этими нахмуренными бровями вы смахиваете на беглого каторжника, а не на добродушного селянина.
Осушив кружку светлого эля, австралиец несколько воспрянул духом и вспомнил об авантюрной стороне их вылазки.
- Куда мы теперь, мистер Холмс? – с энтузиазмом спросил он, когда они расплатились с хозяином и вышли на улицу.
- На восток, - рукой указал направление детектив. - Сейчас вдоль Темзы, потом минуем Сити, и в сторону Лондон-дока. Там, за ним начнутся наши основные охотничьи угодья – район Ист-Энд. А пока наслаждайтесь видами, мистер Абгейл.
Решив последовать совету, австралиец поудобнее устроился на своем месте и с удвоенным любопытством завертел головой, когда Холмс обращал его внимание то на многовековую Лондонскую стену, возведенную еще римлянами, то на знаменитый, величественный Лондонский Тауэр.

- Мы приближаемся к Лондонскому доку, - предупредил детектив. – Теперь надо быть осмотрительнее. Не забывайте про нашу маскировку, и постарайтесь не назвать меня Холмсом прилюдно. Если будет надо, зовите меня…Хейз, а вы будете Аблет. Договорились?
- Конечно, мистер Хейз.
- И без «мистер», пожалуйста. Впрочем, если что, говорить в основном буду я.
Стараясь не мешать портовым рабочим и пассажирам, Холмс протиснулся своей повозкой к самым докам и направил ее вдоль причалов.
- Смотрите, вот в этом месте вы высадились неделю назад, - негромко произнес он, склонившись к своему пассажиру. – Припоминаете?
- Кажется, да. Точно, я помню это место, - радостным шепотом ответил Абгейл. – Мы спустились по трапу и пошли в том направлении.
- Прекрасно, мой друг, прекрасно. Туда и двинемся. Ближайшая таверна здесь на углу Кейбл-стрит. Вот вам немного денег, будете меня угощать.
По тому, как вздрогнул молодой человек, когда они остановились у «Морской коровы», детектив понял, что не ошибся с выбором. Ухватив своего клиента под руку, он решительно потянул его внутрь и подтолкнул к стойке.
- А вот тут, я слышал, шестого дня подрались двое джентльменов! – заговорщицки ткнув Абгейла в бок, сообщил Холмс и весело осклабился. – То-то, видать, смеху было. Ну что, начальник, еще по кружечке? Эй, хозяин!
Круглощекий корчмарь поставил перед ними два наполненных стакана и задумчиво закатил глаза.
- Не было тут шестого дня никакой драки, - возразил он. – Вчера вот двое матросов поругались, а джентльменов не было, не припоминаю.
- Да как же, мне приятель рассказал, он сам видал, - заспорил Холмс. – Два приезжих молодых господина, один черноволосый, второй светлый.
- А, были такие, точно. С саквояжами. Да только они не дрались вовсе, посидели, выпили, да и ушли. Второго так развезло, что первому пришлось его тащить. Это было. А вот драки не было, это твой приятель где-то в другом месте видел.
- Может, и в другом, - легко согласился Холмс. – Может, они в следующем пабе подрались, не знаешь, куда они отправились?
- Я за своими клиентами не слежу, уважаемый. Да и где им было драться, говорю же, один едва на ногах стоял.
- И ладно, черт с ними. Ну что, друг, прокатимся дальше, осталось еще что в карманах?
Абгейл согласно кивнул, выложил на стойку пару медяков и поспешил вслед за уходящим Холмсом.
- Итак, мы на верном пути, а раз нам так везет сегодня, проверим еще одну мою догадку, - бордо сообщил детектив, берясь за визжи. - Отправляемся на Брик Лейн, прогуляемся по рынку.
Ехать сквозь толпу по рыночной площади на повозке оказалось решительно невозможно, поэтому, оставив мистера Стабса жевать сено, ездоки спешились и отправились дальше на своих двоих. Абгейл, не замечая ничего вокруг, старался лишь не потерять из виду потертый коричневый бушлат Холмса, быстро двигающегося вперед между потоками покупателей. Достигнув рядов, где торговали мясом, сыщик приостановился и в сомнениях прошелся вдоль пары прилавков.
- Не подскажите, любезный, - обратился он к рослому мяснику, разделывающему половину телячьей туши, - нет ли здесь поблизости торговца по имени не то Манк, не то Монк?
- А мой товар вам чем не нравится? Поди, все свежее, - нахмурился мясник.
- Да по мне-то – отличный товар. Превосходный. Но дело в том, - Холмс замялся и неловко хихикнул, - обычно покупками жена моя занимается. Так вот, она приказала не брать ни у кого, кроме этого распроклятого Манка. Или Монка. Я уже весь рынок исходил вдоль и поперек, будь он неладен.
- Ну, так купите у меня, а жене соврите.
- Ох, любезный, у нее чутье на это дело. Не женщина, а сущий дьявол. Уж не сочтите за труд, если вы знаете кого похожего…
- Ладно, у самого такая же язва дома, - сочувственно усмехнулся торговец. – Тут не ищи, у него лавчонка на самом краю. Иди вдоль вон тех рядов и не промахнешься. А зовут его Манкл.
Последовав в направлении, указанном мясником, Холмс и Абгейл миновали самое оживленное место и вышли к неприглядному малолюдному переулку. Вывеска над крайним крыльцом гласила: «Мясная лавка Манкла». Дверь в лавку была широко распахнута, и детектив, подхватив австралийца под руку, быстро дернул его в сторону и прижал к стене за выступом у входа.
- Стойте тихо. Слушайте, - приказал он шепотом.
- Бенни, где ты дел мой топор, паршивец? – Донесся изнутри хрипловатый голос хозяина. – Тащи его сюда, живо!
Едва услышав этот голос, Абгейл почувствовал, как у него вдруг подкосились ноги, и крепко вцепился в поставленное Холмсом плечо, чтобы не сползти на землю. Он был практически уверен, что у него не получится ничего вспомнить, и вся эта затея обернется крахом, но внезапно в памяти всплыли слова, произнесенные именно этим колючим басом: «Тащи его сюда, Бенни!».
- Да где ты там застрял? – раздраженно взревел мясник, и неожиданно Абгейл почувствовал, как его обхватывают за плечи и втягивают внутрь.
Не теряя ни секунды, Холмс в мгновение ока огляделся и с неожиданной силой и бесшумностью втолкнул ошарашенного молодого человека в боковую дверь и потащил вверх по деревянной лестнице. Только миновав пролет и вжав их обоих в темную нишу, он пояснил свои действия, едва различимо шепнув в ухо нервно дрожащему австралийцу.
- Это он, верно? Сейчас он отошел в подсобку, это наш шанс оглядеться. Не бойтесь. Сделайте глубокий вдох и ступайте за мной. Только очень-очень тихо.

2013-04-18 в 22:55 

Путник&
С трудом переведя дух, Абгейл заставил себя покинуть нишу и последовать за Холмсом. Одна из дверей на втором этаже была накрепко заколочена, за второй обнаружилась грязная кухня с плотно закопченными сажей стенами, за ней - не менее облезая захламленная комнатушка с единственной кроватью и ящиком, очевидно служившим столом, а еще дальше – совсем крошечная прямоугольная коморка. На полу коморки валялся старый матрас, а на единственном окне с надбитым стеклом развевалась полинялая занавеска.
- Я узнаю это место, - срывающимся от волнения голосом подтвердил австралиец. – Это та самая комната. И эта занавеска. И запах.
- Хорошо, - кивнул Холмс, выглянув в окно. - Пока этого достаточно. Давайте выбираться отсюда.
Вместо того, чтобы спуститься обратно в мясную лавку, сыщик поднялся еще на один пролет, где в потолке находился лаз на крышу. Поднявшись по ветхой лесенке и открыв люк, Холмс выбрался наружу и протянул руку Абгейлу. К счастью, дома здесь стояли так плотно друг к другу, что иногда невозможно было сказать точно, где заканчивался один и начинался другой, так что перебираться по их крышам не составило большого труда. Отойдя достаточно далеко и выбрав место, где можно было безопасно спуститься, детектив и его клиент беспрепятственно возвратились на землю.
- Но как вам это удалось? – немного отойдя от потрясения, изумился Абгейл на обратном пути. – Как вы поняли, где искать?
- Немного логики, немного удачи, - улыбнулся Холмс. – Актриса в театре сказала, что один из приятелей Бейли похож на мясника, а вы вспомнили неприятный запах в месте, где вас держали. Окно в той комнате как раз выходит на задний двор, куда Манкл сбрасывал отходы. Все довольно просто.
- Я бы не догадался.
- Поэтому детектив я, а не вы.
- Это верно, - серьезно согласился молодой человек, - и видит бог, здесь вы действительно на своем месте.
Вернув повозку поджидавшему у дома мальчишке, Холмс и Абгейл вошли в прихожую, уже порядком вымотанные и голодные.
- Пока вас не было, вам пришла телеграмма, мистер Холмс, - сообщила выглянувшая из кухни миссис Хадсон, нисколько не смущенная внешним видом постояльцев. – Она на столе в гостиной.
Нетерпеливо пробежав глазами листок, детектив удовлетворенно хмыкнул и повернулся к своему клиенту, замершему в ожидании.
- Хорошие вести? – с надеждой спросил молодой человек, заметив мелькнувшую на лице Холмса улыбку.
- Я получил ответ из Олбани. Альфред Бейли приходится сыном тамошнему владельцу сапфировых копей, скончавшемуся месяц назад.
- Значит, он ездил в Австралию за наследством?
- Скажем так – он ездил в надежде на наследство. В телеграмме сказано, что все состояние и бизнес покойного мистера Бейли перешли его старшему сыну Джозефу, младший сын – Альфред - не получил ничего.
- Представляю, как он был разочарован…
- «Разочарован» слишком слабо сказано, мистер Абгейл, - Холмс кинул на стол телеграфный бланк. – Он погряз в долгах, лишился состоятельного покровителя, а потом и приличного наследства, на которое, наверняка, очень рассчитывал. А тут вы со своим внезапным богатством… Что ж, вот все и встало по своим местам.
- Почему же он ничего мне не сказал? Не попросил помощи?
- Об этом лучше всего будет спросить у него самого. Лестрейд жаждал деятельности, так дадим ему возможность проявить себя.
- Вы прикажете ему арестовать Альфреда? – Сам не зная почему, испугался вдруг австралиец.
- Нет, для начала пусть займется мясником. Доказательства его вины неоспоримы, а в Скотланд-Ярде свое дело знают. С большой долей вероятности можно рассчитывать, что уже к утру мистер Манкл выложит им все, что ему известно о вашем похищении и убийстве графа. Хотя я допускаю, что его участие ограничивалось лишь ролью вашего тюремщика. Но и этого будет вполне достаточно.
- Достаточно для обвинения Альфреда?
- Именно. Кроме того у нас есть свидетель – хозяин таверны, показания доктора Ватсона относительно вашего состояния, и мой отчет о следах хлоралгидрата на вашей одежде. Все вместе это опровергает слова Бейли и дает основания выдвинуть обвинения против его самого. Что ж, не будем терять времени, пустим Лестрейда по следу. А вы пока можете распрощаться с вашим образом фермера, возьмите вот эту баночку и, не скупясь, смажьте лицо кремом, это поможет снять грим.
Пока Реджинальд Абгейл приводил себя в порядок, Холмс стянул бушлат и занялся составлением посланий с инструкциями. Одно из них было адресовано инспектору Лестрейду, второе - Макдоналду, а третье пришлось передать устно через околачивающегося возле дома мальчишку. Спустя всего несколько минут по лестнице в гостиную вбежал запыхавшийся паренек, прыснувший со смеху при виде детектива, но тут же принявший серьезный и деловой вид.
- Я готов, мистер Холмс, говорите, что делать, – энергично доложил он.
- Мне нужно, чтобы кто-то подежурил возле одного дома всю ночь и утро, поэтому найдите себе помощников для смены. Адрес – Друри-лейн, дом №8. Меня интересуют проживающие там молодая леди высокого роста, с рыжими волосами, и господин среднего роста, черноволосый. Если кто-то из них покинет дом ночью, постарайтесь за ним проследить и сообщите мне. Понятно? Прекрасно. Вот ваша плата, а это разделите между остальными. Ваше дежурство начинается с десяти вечера, - детектив протянул мальчишке несколько монет и важно кивнул в знак того, что разговор окончен.
- Кто это был? – удивился австралиец, меньше всего ожидавший участия в деле детей.
- Это Билли, мои глаза и уши на улицах Лондона, - улыбнулся Холмс. – Не волнуйтесь, эти ребятишки очень ответственно относятся к заданиям, и уже не раз помогали мне в расследованиях. Теперь сети расставлены, надо лишь не дать рыбке выскользнуть из ловушки. Впрочем, слежка за домом, это только мера предосторожности, я уверен, что до утра Абгейл не заподозрит никакой угрозы.
- В то время, как в полиции полным ходом будут вести допрос Манкла. Но что, если он будет молчать?
- Не будет. Между обвинением в соучастии в убийстве и пособничестве в похищении, он наверняка предпочтет второе. Ему придется выдать Бейли, чтобы спасти себя.
Ночью Реджинальду Абгейлу не спалось. Отчасти виной тому была доносившаяся снизу игра на скрипке, действовавшая особенно раздражающе из-за неожиданно обрывавшихся мелодий, отчасти мешали заснуть мысли о предстоящем завтра испытании. Молодой человек многое бы отдал, лишь бы все уже оказалось позади - ожидание встречи с Альфредом Бейли одновременно манило и мучительно тяготило его, заставляя вновь и вновь вспоминать проведенное вместе время на пароходе и шок, который он испытал, когда ему сообщили об убийстве старого графа. Что Бейли скажет, глядя ему в глаза? Неужели и дальше будет лгать? Или во всем признается? Были ли их отношения игрой с самого начала, или искушение драгоценностями овладело им уже позже? Ведь все могло быть совсем иначе, стоило лишь забыть упомянуть про подземный лаз, и никакого убийства бы не случилось… Постепенно звуки скрипки стали все тише и тише, пока, наконец, не смолкли совсем. Одновременно с этим усталость от дневных похождений взяла верх над душевными терзаниями, и австралиец погрузился в дрему.

2013-04-18 в 22:56 

Путник&
Утром Абгейл обнаружил в шкафу свой дорожный костюм, в котором он сошел на берег, и в котором провел три дня в грязной коморке мясника, а потом еще день в тюремной камере. Сейчас, однако, ничто не указывало на тяжкие испытания, выпавшие на долю этого предмета гардероба, и, переодевшись, молодой человек почувствовал себя значительно уверенней. Что бы ни ждало его впереди, он сможет принять это с достоинством.
Холмс, как и ожидалось, уже занимал свое любимое кресло, но в позе и движениях его чувствовалась готовность в любой момент сорваться с места.
- На Друри-лейн все тихо, - сообщил детектив. – Ждем Макдоналда. А вот, должно быть, и он, я слышу экипаж.
Выглянув в окно, Абгейл увидел остановившийся у их дверей темный полицейский фургон, из которого выпрыгнул уже знакомый ему инспектор.
- Доброе утро, господа. Мистер Холмс, у меня хорошие новости, - сразу перешел к делу вошедший Макдоналд. – Во-первых, мы задержали Питера Манкла, согласно вашим указаниям. Лестрейд лично ездил на Брик Лейн и всю ночь вел допрос.
- Задержанный во всем признался, я надеюсь?
- Только в том, что три дня по просьбе приятеля держал у себя неизвестного ему молодого человека.
- Имя, Мак, он назвал имя?
- Да, мистер Холмс, в конце концов, он все же указал на Бейли. Но это еще не все: женщина, с которой Бейли делит жилье – родная сестра Манкла. Ее настоящее имя - Анджелия Манкл, а не Данн.
- Вот как? Очень любопытно, - обрадовался сыщик. – Более того, весьма удачно. Вам ведь не сложно будет, инспектор, сказать при леди, что мясника обвинят в соучастии в убийстве? Я не сомневаюсь, что она тоже замешана в похищении, мистер Абгейл запомнил, что к нему подходила женщина. А в доме Манкла никакой женщины не проживает.
- Конечно, мистер Холмс. Если брат ей дорог, она расскажет все, что знает.
Пока Холмс и Абгейл надевали пальто, Макдоналд спустился вниз, чтобы дать дополнительные указания сопровождавшим его констеблям.
- Послушайте, если вы… если вам тяжело будет смотреть на арест, а это может оказаться довольно неприятным зрелищем, вы вполне можете остаться здесь, - предложил детектив австралийцу. – Вам необязательно присутствовать.
- Нет, я пойду. Мне нужно увидеть… Просто хочу, чтобы не осталось никаких сомнений.
- Хорошо. В таком случае, не будем медлить.
По дороге Холмс, невозмутимо, словно они ехали в ресторан или музей, а не задерживать преступника, поинтересовался у Абгейла, любит ли он музыку, и принялся рассказывать про Ковент-Гарден и анонсированную на ноябрь премьеру оперы Масканьи. Макдональд сохранял ледяное спокойствие, и Абгейл тоже всеми силами старался не выдавать своего волнения.
- Приехали, инспектор! – крикнул сидящий на козлах констебль, когда фургон остановился.
Выбравшись наружу, Холмс оглянулся по сторонам, и тут же из-за угла соседнего дома к нему подбежал растрепанный паренек.
- Они там, мистер Холмс, никуда со вчера не выходили, - доложил он.
- В таком случае, вы можете быть свободны, благодарю за помощь, - кивнул ему сыщик, и мальчишка тут же исчез в подворотне.

2013-04-18 в 22:57 

Путник&
Визит полиции произвел на обитателей дома №8 поистине ошеломляющее впечатление, открывший дверь растерявшийся дворецкий был буквально сметен ворвавшейся внутрь группой из трех неизвестных ему джентльменов и двух констеблей в форме, один из которых тут же занял пост у входа.
- Я инспектор полиции Макдоналд, эти господа со мной. Могу я видеть хозяйку?
- Она…она спит, - ответила за потерявшего дар речи мужчину подоспевшая экономка.
- Так разбудите, - приказал инспектор таким грозным тоном, что ослушаться его не пришло бы в голову и самому отъявленному упрямцу.
- А теперь скажите, как мне найти мистера Альфреда Бейли?
- Его апартаменты на втором этаже… - выдавил дворецкий.
- Не нужно меня искать, господин инспектор, я уже здесь, - раздался голос со стороны лестницы, и в общий холл спустился красивый молодой человек в черном шелковом халате.
Окинув взглядом посетителей, он на миг задержался на побледневшем лице Реджинальда Абгейла, и вновь возвратился к Макдоналду.
- Чем я могу быть вам полезен?
- Будет удобнее, если мы продолжим в гостиной, - вмешался в разговор Холмс. – Мое имя – Шерлок Холмс, я представляю интересы мистера Абгейла, с которым вы уже знакомы.
- Как вам будет угодно. Давайте поднимемся ко мне, - как ни в чем не бывало, согласился актер.
- Я бы предпочел дождаться пробуждения мисс Данн, - возразил Холмс. – Ее комнаты подойдут нам ничуть не меньше.
Оттеснив преграждавшую путь горничную, Холмс прошел в большую светло-розовую гостиную, изящно обставленную элегантной белой мебелью. Всем остальным оставалось только последовать за ним.
Долго ждать им не пришлось, в сопровождении камеристки к ним быстро вошла сама хозяйка в домашнем бежевом платье. На ее тонком аристократичном лице отчетливо читался испуг.
- Что здесь происходит, Альфред? Кто… - заметив среди присутствующих Реджинальда Абгейла, женщина тихонько ахнула и замолчала, с ужасом и мольбой устремив взгляд на своего покровителя.
- Итак, официально сообщаю вам, что вы – Альфред Бейли, и вы - Анджелия Данн, арестованы по обвинению в похищении человека, преступном сговоре, ограблении и убийстве графа Уоррена Кингслея Абгейла, - сурово сообщил инспектор Макдоналд.
- Это неправда! – воскликнула в отчаянии актриса.
- У нас есть неопровержимые доказательства, мисс Данн. Или мне лучше называть вас мисс Манкл? Ваш брат в настоящее время задержан и уже во всем признался.
- Питер задержан? Альфи! Какое убийство? Ты…ты…
- Вы все трое предстанете перед судом, как сообщники, - не обращая внимания на плачущую девушку, продолжил Макдоналд.
- Манкл признался в убийстве? – с сомнением переспросил Бейли.
- Он признался, что по вашей просьбе насильно удерживал у себя молодого мистера Абгейла, а так же в том, что мисс Данн вам помогала. У нас нет оснований считать кого-то из вас непричастным и к убийству, вероятно, что судья сочтет так же.
Привлекательное лицо актера на миг исказила гримаса отчаяния, нервно пройдясь по комнате, он остановился возле сдавленно всхлипывающей девушки и успокаивающе погладил ее по щеке.
- Альфи, скажи, что это неправда, - взмолилась актриса, хватая его за руку. – Боже, зачем? Ну зачем ты…
- Хорошо, я все расскажу, - сдался Бейли, обреченно улыбнувшись. – Анджелия и ее брат не имеют к смерти старика никакого отношения. Это сделал я. Я один все спланировал, и сам совершил ограбление и убийство. Они только помогали придержать Абгейла, но не были в курсе всего остального.
- Оставьте нас одних, - приказал Холмс замершей камеристке и второму констеблю. – А теперь рассказывайте все. Возможно, это хоть как-то облегчит вашу участь.
Бейли отодвинул от стола изысканный белый стульчик, резко контрастирующий с черным шелком его халата, присел, извлек из кармана портсигар и закурил. Невольно залюбовавшийся австралиец подумал вдруг, что любой именитый художник был бы счастлив запечатлеть на холсте эту картину, и она, без сомнения, стала бы истинным шедевром.
- О чем вы хотите услышать, мистер Холмс? – устало спросил актер.
- О недостающих деталях. О том, что вы лишились значительной части дохода и не получили полагающегося наследства в Олбани, я уже знаю.
- Вы знаете очень многое…
- Так же мне известно, что вы, расположив к себе мистера Абгейла, опоили его в припортовом трактире и подговорили брата своей подруги удерживать его несколько дней, пока сами совершали преступление. Вы воспользовались тайным подземным проходом, о котором вам стало известно, похитили самые ценные вещи из коллекции графа, хладнокровно задушили его подушкой и подкинули в спальню визитницу Реджинальда Абгейла, чтобы подозрения пали на него. А чтобы молодой человек не смог уверенно отрицать свою вину, вы с помощью наркотических веществ постоянно держали его в полубессознательном состоянии.
- Да, все так и было, - тихо подтвердил Бейли.
- А вы, мисс Данн, неужели вы ничего не заподозрили?
- Я не знаю… не знаю. Я просила отпустить его, мне казалось, что он умирает. Он выглядел таким несчастным… Но Альфи сказал, что так надо, и я делала, как он велел.
- То есть вас заставляли?
- Нет! Нет! Вы не понимаете! Вы все не понимаете… Альфи - хороший человек, он помог мне подняться с самого дна, нашел мне достойную работу, дом. Он для меня - все. Что бы он ни сделал.
- Похвальная верность, - усмехнулся Холмс.
- Зря вы смеетесь, мистер, - озлобленно скривился Бейли. – Что вы знаете о нашей жизни? Хватит ли всего вашего скудного воображения, чтобы представить, как тяжело выбраться из нищеты, чего стоит сыну каторжника и дочери мясника вырваться из Ист-Энда? Мы с Анджелией выросли на одной улице, и с детства видели вокруг только грязь, ложь и беззаконие. Когда отца сослали в Австралию, я голодал неделями… Спасибо матушке за вот это, - актер обвел пальцем свое лицо, - иначе подох бы, как бездомная собака. И спасибо таким господам, как Реджи, за то, что не скупились.
Услышав это, австралиец вспыхнул и горько пожалел, что не послушался совета Холмса и не остался дома. Заметив, какое впечатление произвели его слова, актер несколько смягчился.
- Не принимайте на свой счет, мистер Абгейл. Мне в своей жизни гордиться нечем. А вы… Впрочем, какое-то время и мне грех было жаловаться. К хорошему, знаете ли, быстро привыкаешь, красивый дом, дорогая одежда, рестораны, приемы…
- Особенно, если за это все платит кто-то другой, - добавил детектив.
- Верно подмечено, мистер сыщик, - добродушно улыбнулся ему актер, но взгляд его тут же снова ожесточился. – Но все ровно до тех пор, пока этому «кому-то» не станет слишком боязно за свою шкуру из-за возникших слухов. И он не сбежит в Йорк, позабыв обо всех своих обещаниях, а заодно и о неоплаченных счетах на мое имя.
- Вы сказали, что ваш отец каторжник? Откуда же наследство?
- Мой отец был шулер и мошенник. Я еще маловат был для их делишек, когда они с Джо, моим старшим братом, попались на какой-то афере, и их приговорили к двум годам каторги и сослали в Австралию. Не знаю точно, каким образом, но папаше потом удалось купить там участок земли, в котором обнаружилась сапфировая жила. Мне из их богатства не перепало ни пенни. Когда я узнал, что отец умер, сразу взял билет до Олбани, думал, хоть теперь-то деньгами разживусь, будет, чем за дом заплатить. Да где там… Старый козел, когда услышал, что я стал актером, открестился от меня, как от прокаженного. Словно бы сам он святой образец благодетели… Даже перед смертью не передумал, составил завещание так, чтобы мне не досталось вообще ничего. На пароходе обратно я ломал голову, что бы придумать, и мне было все равно, что…
- Неужели я был вам так отвратителен, что вы предпочли убийство просьбе об одолжении? – с горечью спросил молчавший все это время Абгейл. – Неужели думали, что я бы вам отказал?
- Об одолжении? На какой срок? Пока не надоест новая игрушка? Впрочем, если вам от этого станет легче, я не планировал вас использовать с самого начала, вы мне просто понравились. Но после, когда я узнал о наследстве… Признаюсь, у меня мелькнула мысль просить у вас денег, а потом я испугался, что вы и знать меня не захотите, когда сойдете на берег. А деньги были нужны уже сейчас. Все эти разговоры о замке, о богатствах внутри, таких доступных из-за средневекового коридора... Сперва я думал, что можно будет просто вынести пару ценных вещей и продать, но понял, что так меня быстро вычислят. Надо было, чтобы заподозрили кого-то другого. К моменту прибытия в Лондон я уже все продумал. С собой у меня был настой опия, он помогает от укачивания, и я незаметно влил его в эль. Дальше все было уже совсем просто.
- Теперь вас будут судить за убийство, - печально произнес австралиец. – А для меня это совсем не было игрой…
- Быть может, я совершил большую ошибку… - внимательно взглянув на него, актер опустил глаза и внезапно сильно побледнел. – Мне же за нее и расплачиваться…
- Что ж, мистер Бейли, я арестовываю вас за убийство, можете взять пальто, прежде чем на вас наденут наручники, - прервал молчание инспектор. – Вам, мисс Данн, тоже придется пока проехать со мной, степень вины вашей и вашего брата будет решать суд. Однако обвинение в соучастии в самом тяжком преступлении вам, очевидно, больше не грозит. Мистер Холмс, мистер Абгейл – вы не будете возражать против возвращения домой кэбом?
- Конечно. Выполняйте свою работу, мистер Мак, - ответил Холмс и повернулся к Абгейлу. – Идемте, нам больше нечего тут делать.
Австралиец послушно направился к выходу и лишь у двери не выдержал и оглянулся на сидящего у стола Альфреда Бейли, но тот так и не поднял головы.

2013-04-18 в 22:57 

Путник&
По возвращении Абгейл попросил разрешения провести на Бейкер-стрит еще день, чтобы немного прийти в себя перед поездкой в родовое имение в Кингстоне, и Холмс щедро предложил ему оставаться столько, сколько понадобиться.
Заметив подавленное состояние гостя, миссис Хадсон проявила инициативу и подала постояльцам к обеду бутылку кларета из собственных запасов, и даже смело предложила приготовить что-нибудь австралийское, хотя втайне была уверена, что ради этого ей придется оббегать рынок в поисках мяса страусов или кенгуру. Тронутый такой заботой, молодой человек уверил, что его более чем устраивает нынешняя великолепная стряпня, заставив хозяйку порозоветь от удовольствия.
Ближе к вечеру ветер утих, а низкие облака растаяли, открывая подсвеченное закатным солнцем небо. По улице заспешили возвращающиеся с работы лондонцы, заскрипели повозки, зацокали копыта. Когда последние лучи вытеснил вечерний сумрак, вдоль мостовой начали зажигать фонари. Наблюдавший за всем этим действом из окна Реджинальд Абгейл заметил, как к их двери подошел посыльный, и в следующий момент услышал звонок в дверь.
- Вам записка, мистер Холмс, - поднявшаяся в гостиную миссис Хадсон поставила на столик поднос со сложенным листком бумаги и удалилась.
Развернув послание, детектив замер, печально вздохнул и закусил губу.
- Что-то случилось? – обеспокоенно спросил австралиец. – Это из полиции?
- Да. Альфред Бейли покончил с собой в камере.
- Что? Как…
- Все кончено. Ну-ну, этого все равно уже было не избежать, - Холмс осторожно обнял потрясенного известием молодого человека, отчего тот сразу заплакал. – Вы ведь понимаете, его бы все равно приговорили к смерти. Так он избежал суда, и возможных пояснений, которые могли бы затронуть и вас. Все уже позади. Для вас теперь все закончилось. Вы вернетесь в родовое гнездо, как и мечтал ваш отец. И сможете обеспечить вашу семью в Австралии…
- Спасибо, мистер Холмс, - взяв себя в руки, Абгейл отстранился и вытер слезы. – Если бы не вы… Я обязан вам большим, чем можно оплатить деньгами.
- Ерунда, это моя работа, - небрежно отмахнулся польщенный сыщик. – Однако, время уже позднее…
- Да, конечно, пора спать… - Абгейл направился к двери, но остановился возле стола с запиской. - Там написано, как это случилось?
- Он повесился. На шелковом поясе от халата. Видимо, успел спрятать его в кармане, когда одевался.
- Значит он еще тогда… Что ж, спокойной ночи, мистер Холмс.

На следующий день Реджинальд Абгейл покинул Бейкер-стрит и отправился в Кинсингтон в качестве нового хозяина – графа Реджинальда Кингслея Абгейла, предварительно взяв с Холмса слово, что тот навестит его в ближайшее же время.
После смерти главного обвиняемого, Питер Манкл был приговорен к трем месяцам заключения, а его сестра, при вмешательстве графа Абгейла, и вовсе избежала какого бы то ни было наказания. Дом на Друри-лейн ей пришлось покинуть, но в труппе к случившемуся отнеслись с большим снисхождением, и, так как главная звезда театра была потеряна, упускать популярную актрису сочли слишком большим расточительством. Таким образом, Анджелия Данн продолжила выступать на сцене, пока спустя год не вышла замуж за американца и не переехала с ним в Нью-Йорк.

И небольшой довесок в виде иллюстраций:
читать дальше

2013-04-19 в 00:14 

Путник&, спасибо. Прекрасный текст, обязательно сохраню с целью перечитать.
Несколько невнимательно прочитала шапку и приступила к тексту с мыслью об отношениях оргинальных персонажей канона. И в общем-то никакого несоответствия не почувствовала, Уотсона в тексте немного, но отношение к нему исключительно нежное и трогательное. Это нежелание брать с собой замученного пациентами доктора - чрезвычайно в духе Холмса с его незаметной заботой.
Отдельное спасибо за фото и карты, занятно было отслеживать передвижения сыщика и его спутника.

2013-04-19 в 00:32 

Путник&
Elvira-aja, спасибо) Мне хотелось незримо сохранить доктора в тексте)
Накопительство подобных материалов - моя слабость, а если еще сопоставить карты, найти те же места тогда и сейчас... это долгая песня)

2013-04-19 в 00:58 

Путник&, надеюсь, что вы споете ее еще не раз ))

2013-04-19 в 08:40 

Как всегда прекрасно! Благодарю!

2013-04-19 в 08:41 

kazytaka2011
Отчасти образование сродни какой-нибудь неудобной болезни. Во-первых, человек образованный разом становится непригоден для большинства работ. А во-вторых, ты не можешь держать свою болезнь (то бишь знания) при себе. (с)
Путник&, очень интересно, спасибо!=)
*а не подскажете что за картинка сразу под шапкой?*

2013-04-19 в 11:55 

Путник&
Суссекс, kazytaka2011, спасибо вам)
Под шапкой - John Atkinson Grimshaw (на английском вы быстрее найдете; это художник викторианской эпохи, очень атмосферные у него картины)

2013-04-19 в 12:13 

kazytaka2011
Отчасти образование сродни какой-нибудь неудобной болезни. Во-первых, человек образованный разом становится непригоден для большинства работ. А во-вторых, ты не можешь держать свою болезнь (то бишь знания) при себе. (с)
Путник&, спасибо!)

2013-05-26 в 11:40 

Филифьонка в ожидании
бульканье с кацудна
Только сейчас прочитала этот фик, очень понравился. Такое вдумчивое расследование, атмосфера - читать было очень приятно ))) И у вас такой хороший ровный стиль.

Очень тронули мысли Холмса о Ватсоне, за это отдельное спасибо!

2013-05-26 в 11:52 

Путник&
Филифьонка в ожидании, спасибо за ваш отзыв :love:
Куда же Холмсу без Ватсона, даже несли он не совсем рядом)

   

221b Bakerstreet

главная