Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:41 

Фик "В тумане"

Путник&
Название: В тумане
Автор: Путник&
Версия канона: АКД, Гранада, даже не знаю…
Герои: Шерлок Холмс, доктор Ватсон, оригинальные персонажи
Жанр: кейс-фик
Категория: джен
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Дисклаймер: все каноничные персонажи принадлежат АКД
Саммари: грядет большая игра, но образ противника пока слишком размыт и туманен
Примечание: фик закончен. События происходят в период примерно предшествующий серии или рассказу "Последнее дело Холмса".




Ненастное ноябрьское утро, исправно одаривающее лондонцев то холодным седым туманом, то промозглым моросящим дождем, безжалостно приняло вышедшую из кэба молодую женщину в свои зябкие объятия, покрывая росой ее светлую шляпку и пачкая грязью клетчатую юбку. Впрочем, леди была настолько поглощена своими мыслями, что не обратила внимания ни на погоду, ни предупреждающий оклик кэбмена, и лишь чудом избежала фонтана мутных брызг из-под колес экипажа. Наблюдавшая эту картину старушка сочувственно покачала головой – хорошенькая девица одна-одинешенька спешит куда-то в такой ранний час: наверняка с ней приключилась какая-то беда.
Тем временем в камине дома номер 221b по Бейкер-стрит уже вовсю разгорелся огонь, а свое место на столе в общей гостиной заняло блюдо с омлетом и фасолью в томатном соусе, бекон, жареный хлеб и полный кофейник свежезаваренного кофе.
Несмотря на распространившееся тепло, Шерлок Холмс, появившийся из своей спальни, недовольно запахнул халат и, окинув взглядом комнату, воскликнул:
- Миссис Хадсон, газеты!
На лестнице послышались шаги, но вместо квартирной хозяйки со свежей прессой, в дверях появился доктор Ватсон. Взглянув на готовый к завтраку стол, он с энтузиазмом потер руки.
- Доброе утро, Холмс. Похоже, намечается еще один тихий денек, увы, в такую погоду клиенты не спешат покидать дома.
- Зато у этой погоды есть одно существенное достоинство – никто не станет обращаться ко мне по пустякам.
- Вы сами говорили, что пустяковые на первый взгляд дела зачастую оказываются самыми интересными, - заметил Ватсон, накладывая себе порцию омлета и поджаристого бекона. – Изумительно…
В ответ на это Шерлок Холмс лишь пожал плечами и едва успел усесться за стол, как в гостиную вошла миссис Хадсон с визитной карточкой на подносе.
- Я же просил газеты!
- Извините мистер Холмс, но посыльного еще не было. Я слышала, на Мэрилебон-роуд случилась какая-то авария с почтовой каретой. И к вам посетительница: прилично одетая молодая леди.
- Посетительница? Что ж, предложите ей чаю, а мы пока закончим с завтраком, – Холмс забрал карточку и прочитал вслух – «Миссис Даксбери, Хампстед, 10 Пилгримс-лейн». Это имя и адрес мне ни о чем не говорят.
- А мне говорят, – отозвался Ватсон. - На этой улице, если я не ошибаюсь, живет Уильям Джонсон Кори, о нем недавно писали в газетах в связи с серьезным ухудшением здоровья.
- Кори… Ах да, знаменитый итонский наставник, которого уволили за нескромное письмо одному из учеников*. Теперь припоминаю. Так он теперь в Лондоне?
К этому времени дверь снова отворилась, и, в сопровождении почтенной домовладелицы, в гостиную вошла девушка, в забрызганном клетчатом костюме, ладно сидящем на изящной фигурке, и подмокшей шляпке, уныло опустившей пушистые перья.
- Присаживайтесь здесь, поближе к камину, сейчас я принесу вам чашечку горячего чая, - Миссис Хадсон усадила гостью в кресло и поспешила вниз.
- Прошу прощения, что прервала ваш завтрак, господа, пожалуйста, не обращайте на меня внимания, мое дело не срочное, - произнесла миссис Даксбери, протягивая к огню руки в тонких лайковых перчатках.
- И все же оно достаточно срочное, чтобы вы отправились ко мне с самого утра, да еще в такую погоду, - ответил Холмс. – Расскажите о вашем деле. С вашего позволения, я буду курить. Мистер Ватсон – мой коллега, пусть его присутствие вас не стесняет.
- О нет, нет, ни в коем случае. Мне, право, очень неловко… Да, вы правы, я выбежала из дома сама не своя, но здесь я чувствую себя в полной безопасности. Мне не к кому больше обратиться, поэтому я пошла к вам.
Шерлок Холмс налил себе кофе, закурил сигарету и повернул стул так, чтобы лучше видеть свою клиентку. Весь облик ее выдавал сильное волнение: из-под шляпки выбилось несколько светлых локонов, узкие губы нервно сжимались, а чуть покрасневшие глаза бегали, словно постоянно выискивали опасность. Вместе с тонкими бровями и острым носом, лицо могло ее показаться излишне жестким, но большие темно-серые глаза и густые изогнутые ресницы придавали ему особую женственность и очарование.
- Это началось около месяца назад, - начала девушка. – Быть может, даже раньше, но я не обратила внимания. Впрочем, наверное, надо начать с того, что полгода назад умер мой супруг.
- Мои соболезнования.
- Благодарю. Это был несчастный случай, в тумане он попал под экипаж, и колесом ему раздавило грудь. Я тяжело переживала его внезапную смерть. А где-то с месяц назад мне стало казаться, что меня преследуют.
- Кто?
- Не знаю. Но иногда я замечаю, как напротив дома стоит какой-то мужчина, бывает, я вижу его на улице, когда выхожу за покупками. Поначалу я была уверена, что это случайность, совпадение, но с каждым разом мое беспокойство лишь росло и росло. В конце концов, меня стала мучить бессонница. Теперь я живу в постоянном страхе. А вчера вечером дошло до того, что кто-то пробрался во двор, я уверена, что заметила тень между деревьев. В ужасе я провела всю ночь, почти не сомкнув глаз, а утром отправилась к вам.
- Вам удалось разглядеть этого мужчину, он не показался вам знакомым?
- Нет, я все время видела его лишь мельком или издалека, но уверена, что я его не знаю.
Миссис Хадсон вернулась с подносом, и, обслужив гостью, удалилась, осторожно прикрыв за собой дверь.
- Расскажите о себе, кто еще проживает с вами в доме?
- О, я живу очень скромно. Постоянно в доме находится только экономка и привратник, я обслуживаю себя сама, и обхожусь без горничной. После мужа мне осталось небольшое содержание, но его вполне хватает, если расходовать средства сдержанно. Друзей в Лондоне у меня нет.
- Нет-нет, этого мало, – показал головой Холмс. - Рассказывайте все: откуда вы родом, кем был ваш муж…
- А разве это важно? – удивленно приподняла брови миссис Даксбери. – Я ведь не знаю человека, который меня преследует.
- Это может быть чрезвычайно важно.
- Простите меня, конечно, вам лучше знать. Родом я из Ланкашира, мои родители владели небольшой хлопчатобумажной фабрикой. Они умерли от тифа, когда я была еще крошкой, и моим воспитанием занимались родственники. Наверное, жизнь моя была бы совсем несчастной, если бы я не встретила Уолтера Даксбери. Он был американцем и вел в наших краях свой бизнес. Мы полюбили дуг друга и через некоторое время поженились. К тому времени я осталась совсем без родни, и Уолтер решил, что для его дел будет полезно перебраться в Лондон. Он купил дом в Хампстеде, и мы переехали. Но когда наша жизнь только-только начала налаживаться, с ним случилось несчастье.
- Ужасная история, – сочувственно произнес Ватсон. – Вам, должно быть, очень тяжело.
- Я очень страдала, но теперь уже начала свыкаться с мыслью, что Уолтера нет. И тут появился этот странный мужчина. Я подумала, что в полиции мне с этой проблемой не помогут, поэтому решила обратиться к вам, господа.
- Возможно, все это имеет самое простое объяснение, – проговорил Холмс задумчиво. - И все же я советую вам соблюдать осторожность.
- Но вы…
- Я возьмусь за ваше дело. Мне нужно будет взглянуть на бумаги вашего мужа, там может таиться разгадка. Это возможно?
- Да, конечно… Только ведь у меня ничего не осталось. Все документы он хранил в конторе, а мне они ни к чему.
- Жаль. Но на дом я все же взгляну - во дворе могли остаться следы. В три часа вам будет удобно?
Настоятельный тон Холмса не дал миссис Даксбери ни одного шанса ответить отказом, и, с некоторым замешательством, она согласно кивнула.
- Прекрасно. Значит, решено, мы с мистером Ватсоном будем у вас к трем.
- О, мистер Ватсон тоже придет? – сразу просветлела девушка. – Это очень любезно с вашей стороны, доктор. Я большая поклонница ваших рассказов, они просто великолепны.
- Ну что вы, – довольно заулыбался тот. – Я с радостью окажу вам любую помощь, которая будет в моих силах.
Миссис Даксбери поднялась с кресла и оправила жакет, собираясь уходить. Уже возле двери ее остановил вопрос Холмса.
- Скажите, вы знакомы с мистером Кори, вашим соседом?
- Нет, увы, не знакома. А кто это?
- Он поэт.
- Простите, я не очень люблю поэзию. До скорой встречи, господа.

Сунув вознице монетку, девушка в клетчатом костюме, сшитом по последней моде, легко перепрыгнула через небольшую лужицу и направилась по мощеной тропинке к дому, напоминавшему очертаниями маленькую средневековую крепость. Вдоль стен он был обсажен кустиками хризантем, некогда пестрые цветы сейчас напитались влагой и поникли, словно клочки полинялой размякшей шерсти.
Из-за занавески на первом этаже тут же мелькнуло и пропало расплывчатое женское лицо. Девушка толкнула дверь и вошла в небольшой вестибюль, на ходу стянула шляпку и бережно стряхнула с нее капли.
- Я ведь просила тебя не курить здесь, Бонс! – воскликнула она, едва ее обоняния коснулся ядовитый запах дыма. – Тут же все провоняет.
- Проветришь, - беспечно отозвался небрежно одетый худощавый брюнет, фривольно развалившийся на диване. – Намечаются гости?
- Не будь идиотом. Они будут здесь к трем.
- Молодец, крошка, – мужчина проворно соскочил с дивана и обхватил девушку за талию, прижимая к себе. – Значит, они тебе поверили?
- А то, - усмехнулась та, не делая ни малейшей попытки вырваться. – Настоящие джентльмены не смогли отказать несчастной. Они придут взглянуть на следы во дворе.
- Значит, будут им следы. Что еще он сказал?
- Да ничего такого, расспрашивал о моей родне, про соседей. Хотел видеть бумаги покойного мужа.
- А ты?
- Сказала, что он бумаг дома не держал.
- Ловко. А доктор?
- Что доктор? Таращился на меня, как все. У меня таких, как он, было больше, чем клопов в ночлежке на Степни-уэй. А вот мистер Холмс красавчик.
- Не раскатывай на негу губу, Пчелка. Этот фрукт тебе не по зубам, женщины его не интересуют.
- Так, может, свести его с Францем? – хохотнула девушка. – Или ты сам попробуй, а, Бонс?
- Не забывайся, Тильда, – Бонс сильнее сжал пальцы на ее талии. – А главное помни, за что тебе платят.
- Пусти, больно. Помню я, за что мне платят. Лучше иди окно открой, от твоего дыма дышать нечем…
- Смотри у меня, Пчелка, – хмыкнул Бонс, неохотно отпуская ее и плюхаясь обратно на диван. – Славно ты тут устроилась.
Убедившись, что с нарядом ничего не случилось, Тильда оглядела комнату, словно впервые по-настоящему ее увидела. Устроилась она и вправду славно, уже хотя бы потому, что этот дом был лучшим из всех мест, где ей доводилось проводить больше одной ночи подряд. Пусть грязно-голубой цвет стен навевал некую тоску, а неприятно лоснящуюся темную обивку на спинке дивана и подлокотниках кресла давно следовало заменить. Еще вызывали раздражение бесчисленные блеклые гравюры, больше похожие на вырезки из старых газет - на все это легко можно было закрыть глаза и представить себя настоящей хозяйкой целого особняка.
- Черт, чуть не забыл, – спохватился вдруг Бонс и полез во внутренний карман мешковатого пиджака. – Помнишь это? На-ка, расставь тут, где следует.
Он протянул Тильде несколько небольших фотографических снимков в рамках. Действительно, несколько дней назад Бонс водил ее к фотографу, где ей пришлось позировать с каким-то типом, по задумке изображавшим покойного мужа. Такая предусмотрительность со стороны нанимателя показалась девушке достойной восхищения. Милые семейные фотографии как нельзя лучше дополняли ее вымышленную трагичную историю. Нельзя сказать, что ее собственную историю можно было назвать счастливой, но все же трогательная гибель родителей и любимого мужа наверняка вызвали у порядочных господ больше сочувствия, чем судьба проститутки.

Большая стрелка карманных часов Ватсона уже приближалась к отметке 9, а маленькая – к 3, а Шерлок Холмс все еще отрешенно курил трубку, по привычке забравшись в кресло с ногами.
- Холмс, разве нам уже не пора выходить? Или вы передумали ехать?
Детектив медленно отнял от губ мундштук и удивленно воззрился на доктора, мысли его явно блуждали где-то далеко от насущных дел, но в следующее мгновение взгляд его оживился.
- Вы совершенно правы, мой дорогой Ватсон, нам уже пора. Поторопимся, не стоит заставлять леди ждать.
Отшвырнув халат, Холмс проворно надел пальто, подхватил цилиндр и выскользнул в коридор через вторую дверь в своей спальне.
- Миссис Хадсон, обед сегодня не нужен, меня не будет до вечера, – объявил он, выходя.
Заметив разочарование, мгновенно отразившееся на лице Ватсона, спускающегося по лестнице, добрая женщина поспешила его ободрить.
- Уверена, доктор, для вас что-нибудь найдется. Мне сегодня доставили отличный кусок копченой лопатки.
Несколько успокоенный этим обстоятельством, Ватсон поспешил вслед за Холмсом, который уже высмотрел свободный кэб и сделал знак вознице подъехать.
Холодный туман, клубившийся с утра, к обеду смешался с дымной копотью и осел на крышах, покрытых редкими скрученными листьями деревьях, и тех городских обитателях, которым не посчастливилось оказаться на улице. Густой влажный воздух был пропитан удушливыми испарениями.
- Только представьте себе, какая сумятица воцарится на улицах, когда автомобили распространятся так широко, что у каждого желающего появится собственное транспортное средство, – изрек Холмс, когда экипаж покатил по мостовой.
- Думаете, до этого дойдет? – усомнился доктор. – Мне кажется, скорее обширно разовьется сеть подземок, и люди начнут больше передвигаться под землей, чем по улицам.
- Нестись во тьме, в чреве клокочущего механизма, среди гудящей, словно рой пчел, толпы? Нет уж, увольте. Если бы меня поставили перед выбором, я все же предпочел бы передвигаться по поверхности, а не под.
- И все же у подземки есть ощутимое преимущество – она достаточно дешева, чтобы многие согласились терпеть известные неудобства.
- Да, в этом вы, пожалуй, правы.
Воздух в тихом районе Хампмстед выгодно отличался от ядовитого смога промышленной части города, даже в осеннее ненастье улочки здесь навевали не тревожную тоску, а тихую лиричную меланхолию. Серый дом №10 был расположен в глубине дворика, несколько обособленно от соседей, что должно было особенно проявляться летом, когда листва растущих вокруг деревьев полностью скрывала постройку от посторонних глаз.
Изнутри вдоль невысокого кирпичного заборчика прохаживался коренастый мужчина средних лет, густая борода и курчавая шевелюра которого не позволяла делать какие-то определенные выводы относительно черт его лица.
- Это, вероятно, и есть тот самый привратник, – тихо заметил Холмс. – Эй, любезный, мы верно попали, это дом Даксбери?
- Верно, – мужчина окинул вошедших внимательным взглядом из-под низко надвинутого картуза. – Проходите, вас ждут.
Дверь отворила экономка, обладавшая поразительно отталкивающую внешность, фигурой и походкой напоминавшая хорошо раскормленную гусыню. Старательно изобразив на ноздреватом оплывшем лице подобие приветливости, женщина провела гостей в голубую гостиную.
- Хозяйка будет через минуту. Изволите чего-нибудь выпить? – любезно пророкотала она.
- Спасибо, не стоит беспокойства, – поспешно отказался Ватсон, сам удивленный тому, какое отталкивающее впечатление произвела на него толстуха.
- Удивительно безобразный образчик, – отметил Холмс, когда экономка удалилась.
- Не говорите. Наверняка она обладает какими-то невероятными достоинствами, раз ее держат в доме.
- А вот, вероятно, покойный мистер Уолтер Даксбери. Очень интересно, – Холмс взял в руки одну из фотографий с каминной полки, повертел ее в руках и протянул Ватсону.
Взглянув, тот не нашел на снимке решительно ничего интересного. Уолтер Даксбери оказался вполне заурядным мужчиной с небольшими залысинами и короткими бакенбардами, единственным, что заслуживало хоть какого-то внимания, были темные круги под глазами, говорившие о переутомлении или какой-то хронической болезни.
Вскоре появилась молодая хозяйка, одетая в нежно-кремовое домашнее платье с цветочным узором, резко контрастирующее с холодным тоном гостиной.
- Вы даже не представляете, как я признательна, что вы откликнулись на мою просьбу, - произнесла она с заметной радостью. – Это так изматывающе, жить в постоянном страхе.
- Мы сделаем все возможное, чтобы избавить вас от этого, – заверил ее Ватсон, за что был вознагражден исполненным благодарности взглядом.
- Я могу осмотреть дом? – осведомился Холмс.
- Да, конечно, я покажу вам кабинет мужа. Он тут, на первом этаже...
- Вы ведь говорили, что не любите поэзию? – детектив демонстративно поднял со столика томик стихов Теннисона.
Миссис Даксбери смущенно улыбнулась.
- Простите мне эту маленькую ложь. Мне вдруг стало неловко, что я ничего не знаю о своих соседях. Такая глупость…
- Ерунда. Скажите, а вам известно что-нибудь о предыдущих владельцах дома?
- Совершенно ничего. Муж купил его, когда я еще жила в Ланкашире. Он хотел устроить мне сюрприз. Мы переехали сюда уже после свадьбы.
- А слуги?
- Их тоже нанял муж, я полностью доверяла его выбору, и пока у меня нет оснований жалеть об этом. Мы живем скромно, но достойно.
- Да-да… Что ж, давайте пройдем в кабинет.
С первого взгляда стало понятно, что кабинетом давно никто не пользовался. Без особого энтузиазма Холмс осмотрел столешницу, обтянутую потертым зеленым сукном, выдвинул ящики стола и перебрал несколько обнаруженных бумаг, оказавшиеся старыми счетами. Пыль с книг в небольшой библиотеке была смахнута так небрежно, что не вызывало сомнений - потрескавшиеся от времени тома давно никто не вынимал. Канапе в тон столешницы и пара виндзорских стульев завершали скромное убранство комнаты.
- Вам что-нибудь известно о родственниках мужа? – спросил Холмс, закончив осмотр.
- Насколько мне известно, Уолтер был так же одинок, как и я.
- А где ночует прислуга?
- Бет спит в кухне, а Смит занимает комнату в конце коридора. Наверху моя спальня и комнаты для гостей. Мы пользуемся только этой частью дома, вторая половина пустует. Я туда даже не захожу.
- Вы совершенно уверены, что туда никто не может забраться?
- Я просила Смита проверить, все окна целы, а двери заперты. Там совершенно пусто, уверяю вас. Но если вы считаете нужным взглянуть, я сейчас позову Бет, у нее все ключи от дома.
- Пожалуй, в этом нет нужды. Я лучше осмотрю двор. Вы говорили, что видели незнакомца из окна?
- Да, из окна спальни. Она как раз выходит на внутренний двор.
- В таком случае, именно там я и буду искать.
- Мистер Ватсон, а вам обязательно идти вместе с мистером Холмсом?
- Думаю, в моем присутствии при осмотре двора нет нужды, – отозвался Ватсон и вопросительно взглянул на детектива.
- Ваше участие не сыграет ровным счетом никакой роли, – подтвердил тот. – Можете остаться, если хотите.
- Я вас очень прошу остаться. Мне так нужен ваш совет, как врача. Моя бессонница…
- Конечно, миссис Даксбери, я к вашим услугам.
- Вы необычайно добры.
Когда Шерлок Холмс вышел во двор, Ватсон и миссис Даксбери возвратились в гостиную.
- Я могу выписать вам легкое снотворное, для начала, – сразу перешел к делу доктор. – Но уверен, что, как только мы с Холмсом разрешим вашу проблему, потребность в лекарствах отпадет сама собой.
Миссис Даксбери изящно присела на край кресла и застенчиво опустила густые ресницы.
- Я полностью полагаюсь на ваше мнение, мистер Ватсон. Но я должна признаться кое в чем. Вернее, у меня есть к вам огромная просьба, только я боюсь показаться слишком навязчивой.
- Уверяю вас, вы можете просить о чем угодно.
Девушка подняла на него полные слез глаза.
- Понимаете, мне было так одиноко и тяжело после смерти мужа. Боль утраты еще не прошла полностью, и это внезапное преследование… Быть может, нервы мои слишком расстроены, но мне сейчас так страшно. Это так чудесно, что вы согласились помочь мне, но теперь, когда я чувствую, что конец моим страданиям близок, страх только усилился. Боюсь, я не вынесу этого в одиночку.
- Дорогая миссис Даксбери, если Холмс берется за дело…
- О, я верю в него всем сердцем, – миссис Даксбери промокнула уголки глаз кружевным платочком. – Мистер Ватсон, вы бы не могли остаться здесь на ночь?
- Я..
- Как доктор, конечно. Но мне будет в сто раз спокойнее.
- Да, конечно, я останусь. Ради вашей безопасности…
- Вас это точно не затруднит?
- Не беспокойтесь, миссис Даксбери, – твердо произнес Ватсон. – Я буду счастлив вам помочь. Только заеду домой, забрать свой саквояж.
- Вы удивительный человек, мистер Ватсон, – благодарно вздохнула молодая вдова. – Просто удивительный.

Услышав о намерении приятеля провести ночь в доме клиентки, Холмс никак не выразил свое мнение по этому поводу, но, похоже, ничуть не удивился такому повороту событий. Казалось, мысли его были заняты совсем другими проблемами. Как и обещал, он не стал возвращаться домой, покинул кэб на Финчли-роуд и быстро смешался с толпой.
Заведомо зная, что спрашивать о предварительных выводах бесполезно, Ватсон благоразумно воздержался от этого напрасного действия. Вернувшись, он упаковал в саквояж несколько пузырьков с успокоительным и снотворным, туалетные принадлежности и свежий воротничок. На мгновение пожалев, что рядом нет Холмса, у которого можно было спросить совета, на всякий случай все же переложил из ящика комода в саквояж маленький револьвер.
- Вы что же, снова уходите? – удивилась миссис Хадсон, заметив, как доктор спускается по лестнице.
- Сегодня мне придется провести ночь у…пациента. Увы, свиной лопатке придется подождать до завтра, – шутливо вздохнул тот. – Доброй ночи, миссис Хадсон.
- И вам, мистер Ватсон.
Дорогой в Хампстед Ватсон добросовестно попытался поразмышлять, кому и зачем понадобилось следить за такой милой и безобидной женщиной, как Лоррейн Даксбери? Быть может, у покойного мужа все же нашлись родственники, претендующие на наследство? Или в доме хранятся какие-то фамильные ценности, о которых стало известно грабителям? К тому же вдова весьма хороша собой, что если у нее, без ее ведома, появился навязчивый почитатель? Испытав к гипотетическому негодяю неподдельный гнев, доктор отметил, что на ночь обязательно надо будет лично проверить хорошо ли заперты двери и окна, и на всякий случай держать «бульдог» поближе к себе.
Миссис Даксбери встретила гостя сияющим от счастья взглядом больших дымчато-серых глаз.
- Входите же, мистер Ватсон, Бет сейчас подаст ужин. Тут совсем неподалеку есть очень хорошая кондитерская, я люблю заходить туда на чай. Надеюсь, вы не имеете ничего против куропаток?**
- Не стоило так себя утруждать, миссис Даксбери.
- Что вы, мистер Ватсон, у меня так давно не было гостей. Я вам так рада.
Грузно переваливаясь, экономка торжественно внесла в гостиную, за неимением лишнего помещения служившую заодно и столовой, массивное блюдо с тушеными куропатками и неуклюже водрузила его на середину стола. Миссис Даксбери едва заметно поморщилась. Терпеливо дождавшись, пока служанка справится со своей работой, она тут же отослала ее подготовить комнату для доктора.
- Простите, мистер Ватсон, у нас, в самом деле, давно не бывало гостей, – повторила она виновато. – А у меня не было времени пригласить горничную.
- Дорогая миссис Даксбери, вы совершенно напрасно беспокоитесь. – Искренне заверил ее Ватсон. – Все просто великолепно.
Кроме куропаток на стол был подан мясной пирог, копченый лосось, сыр, сливовый пудинг и бургундске. За едой хозяйка попросила доктора рассказать о его совместных приключениях с детективом, потом разговор коснулся службы в Индии, и весь вечер миссис Даксбери увлеченно слушала, взволнованно ахала и сочувственно вздыхала. Время пролетело настолько незаметно, что Ватсон изумился, когда большие напольные часы пробили двенадцать.
- Как, оказывается, уже поздно. Похоже, я слишком увлекся, вам следовало меня остановить.
- Ни в коем случае, мистер Ватсон, с вами невероятно интересно. Я готова слушать хоть всю ночь напролет.
- И все же, вам нужно больше отдыхать, говорю вам как доктор, – с притворной строгостью заметил Ватсон. - Сейчас я дам вам лекарство. Это настойка пиона, принимайте ее регулярно и ни о чем не волнуйтесь. Сегодня вы можете спать совершенно спокойно.
- Это потому что вы будете рядом, доктор Ватсон, – тихо произнесла миссис Даксбери, забирая пузырек с лекарством.
- Ваша комната готова, – раздался позади хрипловатый голос экономки. – Я провожу вас, сэр.
Медленно поднимаясь по лестнице, Ватсон мысленно морщился, наблюдая, как грузная женщина одолевает почти неприступный для ее габаритов подъем. Он успел трижды пожалеть, что не отказался от ее помощи сразу, и не избавил несчастную от необходимости совершать этот подвиг второй раз за вечер.
Спальня для гостей оказалась ожидаемо скромной. Кроме кровати, маленького платяного шкафа в углу и столика здесь ровным счетом ничего не было, но расстроило Ватсона то, что единственное окно выходило на улицу, а не на внутренний дворик, где был замечен незнакомец. Вспомнив о своем решении проверить безопасность, доктор спустился вниз. Светильники уже погасили, только в коридоре тускло мерцала газовая лампа, да камин в гостиной отбрасывал на стены красноватые отблески. Из кухни доносился глухой звон тарелок и всплески воды.
Ватсон отодвинул занавеску и всмотрелся в темноту двора – безлунная ночь надежно укрывала внешний мир от постороннего глаза, как ни вглядывайся, ничего не разглядеть, кроме смутных силуэтов деревьев на фоне неба. Вдруг остро осознав свою чужеродность этому дому, доктор почувствовал себя неуютно и неудобно. Решив подняться к себе, он отвернулся от окна и испуганно вздрогнул, увидев в дверном проеме обширный темный силуэт. Тарелки больше не позвякивали.
- Вам что-то нужно, сэр? – поинтересовалась экономка, вытирая красные распухшие руки заляпанной тряпкой.
- Нет, ничего. Я просто хотел проверить, все ли заперто.
- Все двери заперты на запор, сэр.
Не зная, что еще сказать, Ватсон поспешил подняться в свою комнату. Бдеть всю ночь напролет он не планировал, но и укладываться спать тоже не собирался. Поставив саквояж возле кровати, он стянул ботинки и прилег поверх покрывала. По улице проехал экипаж, конские копыта звонко процокали по мостовой и стихли в отдалении. Едва слышно пролаял где-то пес. Ощутив сильную сонливость, доктор сомкнул веки и погрузился в дрему, полную неясных видений, причудливо слившихся из воспоминаний о джунглях и светлого женского образа, окруженного парящим мерцающим эфиром.
Смутный шум и истошный женский визг ворвался в легкое сновидение, словно пронзительно вибрирующий гудок сигнального рожка, возвещающего подъем. Вырванный из объятий Морфея, Ватсон подскочил с кровати и судорожно схватил револьвер. Крик не повторился, внизу повисла зловещая тишина. Непроглядный мрак за окном сменился тусклой предрассветной дымкой.
Спустившись вниз, Ватсон застал миссис Даксбери посреди гостиной, в ужасе уставившуюся на одно из окон, занавеска на котором слегка колыхалась от сквозняка. На полу в осколках стекла валялся увесистый булыжник.
- Боже мой, вы не ранены? – воскликнул доктор, обеспокоенно осматривая кутающаяся в просторный кружевной пеньюар женщину.
Словно очнувшись, та слабо всхлипнула и испуганно прижалась к груди Ватсона, так, что тот ощутил легкий аромат жасмина и трепет нежного тела. Устыдившись своего жеста, миссис Даксбери тут же смущенно отпрянула.
- Простите, я так испугалась. Я услышала звон стекла, спустилась и увидела это. Кто-то кинул камнем в окно.
- Негодяй! Я должен посмотреть, вдруг он еще здесь.
- Нету там никого. Смит уже обошел двор, – басом оповестила появившаяся из коридора экономка. – Убежал должно быть сразу.
- У вас пистолет, мистер Ватсон, – заметила вдруг хозяйка дома. – Я ужасно боюсь оружия.
- Это только ради вашей безопасности. Пусть никто не подходит к этому окну, – ответственно распорядился Ватсон. - Как только окончательно рассветет, я съезжу за Холмсом.
Девушка все еще слегка дрожала и нервно озиралась.
- Пойдемте наверх, я дам вам успокоительное, – мягко посоветовал Ватсон, беря вдову под руку, и почувствовал, как сжались тонкие пальцы на его локте.
- Я наверняка не смогу уснуть после этого, – обреченно вздохнула миссис Даксбери. – А вдруг этот человек вернется?
- Вряд ли, он ведь понимает, что перебудил жильцов. Если бы он хотел пробраться в дом, он попытался бы сделать это тихо.
- Какой ужас вы говорите, мистер Ватсон. Я теперь и глаз не сомкну, буду постоянно представлять, как злодей крадется по коридору.
- Простите, я не хотел вас пугать. Знаете, быть может, этот камень - просто чья-то шалость. И это вовсе не ваш преследователь.
- Нет, это точно он. Я знаю, чувствую! Когда же, наконец, все это закончится?
- Уже очень скоро, я обещаю, миссис Даксбери.
- Прошу вас, зовите меня Лоррейн. Просто не знаю, что бы я без вас делала, доктор.
Проводив женщину в спальню и напоив успокоительным, Ватсон просидел у ее постели пока не убедился, что бедняжка крепко заснула. Дождавшись, когда сумерки за окном рассеялись достаточно, чтобы пробудить к жизни спящий город, он спустился вниз и перед уходом заглянул на кухню, где экономка раздувала огонь под плитой с большим чаном для воды.
- Мне нужно съездить за мистером Холмсом. Пожалуйста, до его прихода не трогайте ничего в гостиной, – произнес Ватсон. – Миссис Даксбери будет спать еще часа два.
- Я поняла, сэр, – ответила та, едва повернув голову. – Вам сейчас лучше дойти до Росслин Хилл, там ходит омнибус. Другим транспортом сейчас не доберешься.
Едва выйдя на улицу и очутившись в густом мареве, Ватсон оценил полезность данного совета и, скользя по влажной мостовой, выбрался на нужную улицу. Общественный экипаж вынырнул из тумана, словно материализовавшийся призрак из потустороннего мира, ведомый бдительным провожатым с факелом. Холмс не зря не любил этот вид транспорта, внутри - чавкающая под ногами солома, смешанная с грязью и удушливая атмосфера, а сверху – полная власть суровой стихии. Ежась от холода на своем месте, в окружении таких же страдальцев, Ватсон почти с ностальгией вспоминал жару восточных колоний, пока омнибус медленно продвигался в клубах желтоватого смога.
Добравшись, наконец, до Бейкер-стрит, Ватсон забеспокоился, что детектива может не оказаться дома, но миссис Хадсон быстро развеяла его опасения.
- Вернулся после полуночи, доктор. И сразу лег спать. Как там ваш пациент?
- Я уверен, что с ним все будет хорошо, миссис Хадсон.
- Быть может, чашечку чая?
- Было бы замечательно. Я только разбужу Холмса.
Надежда на то, что Холмс сам проснется от звука их голосов не оправдалась - когда Ватсон осторожно заглянул в спальню, сыщик мирно спал, закутавшись в покрывало по самую макушку.
- Холмс… Холмс, проснитесь.
Борясь с угрызениями совести, Ватсон осторожно потряс сожителя за плечо.
- Хооолмс!
- Что? Это вы, Ватсон? – взлохмаченный Шерлок Холмс выпутался из покрывала и недовольно поморщился. – Вы ведь должны сейчас охранять покой прекрасной дамы, а не лишать его других.
- Я охранял. Ночью кто-то разбил окно на первом этаже. Я подумал, вы захотите взглянуть.
- Взгляну. Потом, позже…
- Потом может быть дождь. Вы ведь сами говорили, как важны свежие следы.
- Умеете же вы досадить, мой дорогой. Бог с вами, сейчас встану.

Слабый бриз немного развеял густой смог, экипажи, кэбы и повозки вновь наводнили улицы. По дороге Ватсон пересказал события, имевшие место накануне, и свободно откинулся на спинку сидения с видом человека, уверенного, что все сделал правильно. Холмс выслушал, не перебивая, но смотрел при этом несколько отстраненно, что, впрочем, нередко случалось, когда он был полностью поглощен делом. Единственный заметный проблеск интереса появился на его лице, когда доктор упомянул о своих транспортных злоключениях. Чуть заметно улыбнувшись, детектив наклонил голову, словно отмечая про себя некий немаловажный факт.
Обитатели дома Даксбери уже поджидали визитеров, как и было велено, не тронув ни соринки в пострадавшей гостиной.
- В котором часу разбили окно? – поинтересовался Холмс, рассматривая битое стекло на полу.
- Было без четверти пять, – ответил Ватсон. – Я задремал и сквозь сон услышал крик миссис Даксбери.
- Меня разбудил звон стекла, – подхватила та. – Я вышла взглянуть, что случилось. Признаюсь, нервы мои были так напряжены, что я не удержалась от громкого возгласа. К тому времени, как спустился мистер Ватсон, Смит уже успел выбежать во двор, но никого не застал.
- Все верно, негодник сразу сбежал, - подтвердила экономка. – Да и кого тут поймаешь – ни зги не видно.
Молчаливый Смит угрюмо кивнул из коридора.
Холмс некоторое время побродил по маленькому палисаднику, внимательно глядя под ноги, после чего вернулся в дом.
- Пока могу сказать лишь то, что кто-то действительно швырнул в окно булыжником, подобранным у дороги, примерно с расстояния в десять футов. После чего перелез через ограду и скрылся. Больше мне нечего сказать, миссис Даксбери, я продолжу свою работу.
- А что же мне делать? Что вы посоветуете?
- Советую вам вставить стекло - дует, – сухо ответил детектив и повернулся к другу – Мне понадобится ваша помощь, Ватсон. Вы не против?
- Конечно, Холмс. Как скажите.
Попрощавшись с хозяйкой, Холмс и Ватсон вернулись в дожидавшийся их кэб.
- Куда мы сейчас? – с энтузиазмом поинтересовался доктор. – У вас уже есть какое-то соображения?
- Сейчас мы домой, – лениво проворчал Холмс. – По вашей милости у меня маковой росинки со вчерашнего дня во рту не было.
- Но разве я в этом виноват? А, Холмс?
Не спеша выпив чашечку кофе и выкурив сигарету, из-за чего Ватсон уже собрался возмутиться, ибо в его понимании назвать это «завтраком» было слишком большим преувеличением, Холмс взялся за листание спортивных новостей. Наконец, когда терпение доктора начало подходить к концу, посыльный доставил конверт, адресованный детективу. Пробежав глазами записку, Холмс довольно хмыкнул и протянул ее товарищу. Содержание было лаконичным: «Жду после 15.00. Майкрофт Холмс».
- Майкрофт Холмс… - удивился Ватсон. - У вас какое-то новое дело?
- Нет. Это касается нашего текущего.
- Но почему Майкрофт? Неужели все настолько серьезно? Миссис Даксбери в серьезной опасности?
- Мой дорогой, все действительно несколько серьезнее, чем вы, возможно, себе представляли… Нет, не буду вам пока ничего говорить, потерпите еще немного. Вы готовы немного прогуляться?
- Вы еще спрашиваете?
- Тогда берите ваше пальто. Теперешняя погода сыграет нам на руку.
Заинтригованный Ватсон стоически отнесся к перспективе снова оказаться в сыром плену удушливого тумана и лишь выше поднял воротник. Поездка оказалась недолгой, но выбор маршрута вызывал некоторое замешательство.
- Отсюда мы немного пройдемся пешком, – Холмс остановил возницу и протянул ему шиллинг. – Дождитесь нас.
- Конечно, мистер Холмс, – с готовностью закивал тот. – Буду на этом самом месте, не сомневайтесь.
Выбравшись из экипажа, Ватсон разглядел табличку на доме «Грик-стрит».
- Мы ведь в Сохо, – поделился он своими наблюдениями.
- Мои поздравления, вы совершенно правы. Сейчас мы совершим небольшую пешую прогулку по этому примечательному району. Не отставайте.
Рискуя потерять Холмса в тумане, Ватсон поспешил вслед за детективом, бодро зашагавшего в одному ему известном направлении. После нескольких поворотов доктор совершенно утратил представление о том, где он находится, и как вернуться к оставленному кэбу. У очередного угла Холмс остановился. Смерив Ватсона оценивающим взглядом, он расстегнул пальто и извлек из внутреннего кармана небольшую прямоугольную картонку.
- Взгляните сюда, мой друг. Вы помните это лицо?
Картонка оказалась половинкой фотографии, которую кто-то аккуратно разорвал по сгибу на середине.
- Конечно, это покойный муж Лор… миссис Даксбери. Постойте, откуда у вас это?
- Позаимствовал у вдовы. Уверяю вас, она вряд ли заметит пропажу. А если и заметит – не велика беда.
- Но зачем? Я не понимаю…
- Еще минуту вашего безграничного терпения. Сейчас мы перейдем дорогу и пройдемся вдоль вот той лавки, сейчас ее не видно из-за сгустившегося тумана, но можете поверить мне на слово, вывеска над ней гласит: «Ломбард. Ссуды под залог вещей и ценностей». Будьте так любезны незаметно обратить внимание на стоящего за прилавком господина, там есть окно и горит свет.
Предчувствуя недоброе, Ватсон под руку с детективом пересек улицу и приблизился к указанному строению. Несмотря на частую стальную решетку, защищавшую окно, не составляло никакого труда узнать человека у витрины. Вне всяких сомнений это был Уолтер Даксбери собственной персоной.
- Что все это значит, Холмс?
- Это значит, что муж миссис Даксбери никогда не попадал под колеса экипажа, – ответил Холмс, увлекая друга дальше по улице. – Более того, самого Уолтера Даксбери никогда не существовала, вследствие чего он никак не мог стать кому-то супругом, купить дом, вести бизнес и трагически погибнуть.
- Все было ложью? – удрученным полушепотом догадался Ватсон. – И Лоррейн Даксбери тоже. Но кто она тогда?
- Я задал себе тот же вопрос. Взгляните сюда, как по вашему, что это за заведение?
- Бордель.
- Верно. Я наведывался сюда вчера. Знаете, у проституток порой можно почерпнуть не меньше сведений о человеке, чем в полицейских архивах.
- А еще тут можно почерпнуть массу всяких болячек. Надеюсь, вы были осторожны?
- Ну вот, мой дорогой, вы снова заговорили, как доктор. Не беспокойтесь на этот счет, у мадам Солер вполне приличное заведение.
- Постойте - постойте, неужели вы хотите сказать, что миссис Даксбери…
- Вчера, после нашего расставания, я мобилизовал свою армию. У меня сразу возникли некоторые подозрения, поэтому зная, что она из Ланкашира, ее акцент это подтверждает, и имея вот это изображение, – Холмс продемонстрировал вторую половинку фото. – Я довольно скоро выяснил ее, так сказать, предыдущее место работы. Одна из девушек, которая работает у мадам, поведала мне некоторые подробности о нашей клиентке. Ее настоящее имя Матильда Тейт, но больше ее знают под прозвищем «Пчелка». Перебралась в Лондон из Престона около двух лет назад…
- Не могу поверить, что она обычная проститутка, – перебил его Ватсон, горестно вздыхая.
- Если вас это утешит, то не вполне обычная, а довольно дорогая и с занятной историей. Лили – девушка мадам Солер – рассказала, что в Пристоне мисс Тейт едва не осудили за нападение на клиента. Она пырнула некоего господина в лицо ножом, проколов тому щеку и повредив язык. Состоялся суд, но защите удалось доказать, что женщина действовала из самообороны, а ее клиент оказался не вполне здоров психически. Ее оправдали, но после этой истории она покинула город.
- Остановитесь на минутку, мне надо закурить.
Ватсон вытащил портсигар, сунул в рот сигарету и чиркнул спичкой.
- Я тоже хочу, дайте и мне, – попросил Холмс, и доктор отдал ему свою, прикуренную, потом вытянул следующую.
- Когда вы догадались?
- О том, что тут не все чисто? Наверное, первые подозрения закрались у меня сразу, – Холмс отнял от губ сигарету, и тонкая струйка сизого табачного дыма растворилась в желтоватом тумане. – Ее история не вязалась с новенькой визиткой. И вся ее одежда, если вы обратили внимание, была совершенно не ношенной. Это нормально, скажем, для перчаток и шляпки, но если весь наряд, включая туфли и сумочку, куплены чуть ли не в один день, при скромных доходах владелицы, это кажется несколько необычным. Впрочем, сразу я, конечно, не мог сказать, в чем тут дело. Потом дом – не возникло ли у вас впечатления, что он в большей части выглядит несколько необжитым? Прежние хозяева, несомненно, давно покинули этот мир, и с тех пор за ним следили весьма посредственно. Свежие семейные фотографии лишь усилили это впечатление. А вот в кухне напротив кто-то проживал уже длительное время. Когда я все это сопоставил, у меня не осталось сомнений, что перед нами был разыгран тщательно спланированный спектакль.
- Но зачем ей все это понадобилось?
- Ей? Если вы о Матильде Тейт, то, несомненно, она лишь исполнитель, но никак не постановщик. Надо признать, я сам позволил им отыграть несколько актов. И, давая свое согласие на ваше присутствие в доме, уже предвидел, каким будет следующий шаг. Простите меня, Ватсон, что не предупредил вас сразу, я был уверен, что вам ничего не угрожало, а мне нужно было время, чтобы собрать информацию. Надеюсь, вы теперь не слишком разочарованы?
- Нет, Холмс, все в порядке, – отозвался доктор, но выражение обиды на его лице говорило о совершенно противоположной реакции. – Ваша способность к логическим умозаключениям как всегда вас не подвела. А я опять смотрел, но не видел.
- Не расстраивайтесь, мой дорогой, – подбодрил его детектив. - Миссис Даксбери – всего лишь выдумка, не стоит сожалеть о том, чего никогда не было. Зато у нас появилось куда более увлекательное дело, чем разыскивать любителя бросать булыжники в чужие окна.
- Если бы это было так просто, – вздохнул Ватсон, не уточняя, относилось ли это замечание к напрасным сожалениям об иллюзорном, или к сложностям поимки ночных хулиганов.

К дому номер №10 по Пилгримс-лейн приближался мужчина, размеренно и осторожно, приостанавливаясь время от времени и незаметно внимательно осматриваясь по сторонам. Подойдя к особняку со стороны двора, он легко перебрался через невысокий забор и очутился в маленьком палисаднике. Почти тут же из-за угла показалась фигура сторожа.
- Все спокойно, Скот?
- Тихо, как в склепе, Бонс.
- Она выходила?
- Нет, со вчера ни шагу. Холмс тут спозаранку потоптался и укатил вместе с доктором.
- Хорошо. Я зайду. Если что, ты знаешь, что делать.
- Да, стукну в окно кухни, мамаша тебя предупредит.
Бонс сунул в зубы сигарету и толкнул дверь. Внутри было тепло и пахло какой-то выпечкой, словно это и вправду был настоящий жилой дом, в котором обитали хозяева. Тильда, поджав под себя ноги, сидела на диване в гостиной с книгой в руке.
- Выкинь свою мерзкую сигарету, – поднимая глаза от страницы, потребовала она.
Мужчина ухмыльнулся и плюхнулся рядом.
- Тебе ведь на самом деле нравится, правда, Пчелка, – уверенно заявил он, пододвигая к себе блюдце, чтобы использовать его как пепельницу. – С доктором все прошло гладко?
- А как еще может быть? Знаешь, Бонс, тут ужасно скучно сидеть.
- Я думал, ты хотела жить как леди.
Матильда отложила книгу и прижалась лбом к плечу Бонса.
- Это совсем не то, чего я хотела. Мне не нравится этот дом. И потом - он не мой.
- У тебя будет свой, – заверил тот, скользнув рукой по ее талии и поднимаясь выше. – Где-нибудь в Коннектикуте.
Тильда сдержала недовольную гримасу, про переезд в Америку она слышала уже не в первый раз, и чутье подсказывало ей, что переезд этот будет скорее напоминать побег. Но спрашивать напрямую она благоразумно воздерживалась.
- А мы никак не сможем остаться тут, в Лондоне? Могли бы поселиться в миленькой квартирке на Мэрилебон, рядом с парком…
- Не строй напрасных планов, Пчелка. Скоро мы уплывем в Америку. Смирись, – мужчина сжал ее грудь. – Ты ведь хочешь уехать со мной?
- Конечно. Просто там все будет совсем чужим…
- Ты привыкнешь.
Матильде совершенно не хотелось привыкать. Если побег был неизбежным, она предпочла бы переселиться в Европу. Но ее мнения в этом вопросе, конечно, никто не спрашивал.
После происшествия с клиентом в родном Престоне, когда она дожидалась суда в тюремной камере, гадая, хватит ли ей сил выдержать исправительные работы, ее неожиданно посетил презентабельного вида адвокат и пообещал, что она непременно выйдет на свободу. Адвокат задавал много вопросов о ее прошлом и ушел весьма удовлетворенный ответами, что она из приличной семьи, умеет читать и писать, и ничуть не сожалеет о содеянном. Через сутки судья объявил Тильду невиновной, а вечером в ее комнате появился мужчина, представившийся Бонсом, и предложил свое покровительство. Вскоре Матильда Тейт покинула Ланкшир и обосновалась в Лондоне, в заведении мадам Солер, которое было несравненно лучше, чище и богаче борделя, в котором она жила раньше. Больше никаких дрянных пожелтевших простыней и пьяных, с налитыми кровью глазами, мужланов. Только ухоженные почтенные джентльмены, сладости, подарки и даже поездки за город. Бонс наведывался время от времени, расспрашивал о клиентах, иногда оставался на ночь, но почти ничего не говорил о себе. Матильде не понадобилось много времени, чтобы сообразить – и она, и Бонс – это лишь звенья одной длинной цепочки, но узнать, к кому она ведет, не представлялось возможным, да и не очень хотелось.

В половине четвертого у здания министерства иностранных дел на Уайтхолл остановился кэб. Разочарованный неожиданным поворотом дел, доктор Ватсон без большого энтузиазма покинул экипаж вслед за Холмсом. В этот раз он был совсем не против остаться у теплого камина, но слабое любопытство и нежелание отказать другу, когда тот позвал его с собой, вынудили его снова покинуть дом.
Швейцар проводил посетителей в просторную приемную, смежную с кабинетом Майкрофта Холмса, который появился спустя пять минут в сопровождении секретаря. Секретарь положил на стол небольшую папку и, вежливо кивнув, вернулся в кабинет. Холмс старший тяжело опустился в кресло.
- Добрый день, доктор. Шерлок, похоже, твои подозрения подтвердились. Здесь все, что удалось найти на этого человека, правда, боюсь, тебе это мало поможет.
- Ватсон пока не полностью в курсе событий, – пояснил детектив, подтягивая к себе папку.
На секунду встретившись взглядом с братом, Майкрофт Холмс согласно чуть прикрыл веки.
- Вам ведь известно, мистер Ватсон, что сейчас в Лондоне, так сказать, не самая спокойная обстановка? Вы, должно быть, читали в газетах о забастовке на мукомольном заводе? Или о протестах на строительстве новой линии подземной железной дороги?
- Да, конечно. Там ведь случился несчастный случай с главным инженером.
- Очень точное замечание, доктор, – одобрительно прищурился чиновник. – А теперь представьте себе, что кто-то захотел воспользоваться нестабильной ситуацией в собственных целях.
- Признаться, я не вполне понимаю.
- Давайте на примерах. Допустим, что смерть главного инженера не была несчастным случаем. Кому это может быть выгодно?
- Тому, кто хотел бы занять его место, я полагаю.
- Превосходно. А простой на мукомольном заводе?
- Конкурентам?
- Вы уловили самую суть, мистер Ватсон.
- То есть вы хотите сказать, что за всеми беспорядками стоит некое руководящее лицо?
- О нет, нет, к сожалению, наш мир так стремительно меняется, что естественные волнения неизбежны. Однако, среди стихийных явлений Шерлок нащупал некое отличное от общего потока течение, тонкую ниточку, за которую дергает умелый манипулятор. Он обратился ко мне, и я нашел его наблюдения достойными самого пристального внимания.
- Вы уже знаете, с кем имеете дело?
- Пока нет, – ответил Шерлок Холмс, закончивший просматривать бумаги. – След очень слабый и запутанный. Кто бы он ни был, он очень осторожен и обладает обширными связями.
Братья вновь переглянулись, словно обменялись беззвучными фразами.
- Эта миссис Даксбери, – продолжил младший. – Еще одно подтверждение того, что я двигаюсь в верном направлении.
- Ее хотели использовать как приманку для меня, чтобы в итоге выйти на вас, – высказал догадку Ватсон.
- Вероятно, задумка была такой: между вами должны были возникнуть некие доверительные отношения, вы бы делились с ней секретами, а дальше информация по цепочке передавалась бы, кому следует. К счастью, они допустили оплошность, запечатлев на снимке одного из членов организации, если ее можно так назвать. Покойный муж, которого мы имели удовольствие лицезреть в полном здравии.
- Карл Рензинг, – подхватил Майкрофт Холмс, кивнув на папку. – Официально - владелец ломбарда. Но им уже успела заинтересоваться секретная служба. Есть основания полагать, что Рензинг участвовал в организации беспорядков в доках Миллуолла. Несомненно, ты вышел на след, мой мальчик.
- Спасибо, Майкрофт. Это то, что я хотел узнать. Вероятно, подхватить эту маленькую игру уже не получится, так что постараемся извлечь хоть какую-то выгоду из того, что имеем.
- Но отчего же? – возразил Ватсон. – Если девушка связана с теми, кто вас интересует, разве не правильнее будет продолжить делать вид, что мы заняты расследованием?
- Увы, мой дорогой.,– мягко улыбнулся Холмс. - При всех ваших несомненных достоинствах, актерское мастерство определенно не входит в круг доступных вам талантов. Единственным вариантом было продолжать держать вас в неведении. И опосредовано попытаться манипулировать противником, используя вас, примерно как почтового голубя.
- Вам, вероятно, стоило больших усилий отказаться от этой идеи, – негромко заметил доктор.
- Не столь уж больших, ведь вы вряд ли простили меня, когда бы все раскрылось, – тихо ответил Холмс.
- Кхм, так что, Шерлок, каким будет твой следующий шаг? – прервал их Майкрофт Холмс. – Время действительно поджимает.
- Насколько я понял, Карл Рензинг не является опасным головорезом. Он скорее координатор, чем исполнитель. Думаю побеседовать с ним, пока секретная служба до него не добралась. Придержишь их до моего вмешательства?
- Постараюсь.
- В таком случае, не будем затягивать с этим делом. Ватсон, вы со мной?
- Даже не сомневайтесь. Но, признаться, прежде чем отравится к этому типу, я все же прихватил бы револьвер.
- Разумно, доктор, – одобрил Майкрофт Холмс. – Мистер Смит, будьте любезны принести мой револьвер из бюро!
Несколько мгновений спустя, секретарь, словно заранее ождавший такого приказа, внес и положил на папку компактный "Webley Mk I". Еще через пять минут от здания министерства отъехал кэб и развернулся обратно в сторону Сохо.
Сгущающиеся сумерки вдохнули жизнь в палевый туман, подсвеченный газом, придав ему дополнительный объем, в глубинах которого бродили неясные тени и извивались причудливые силуэты. В окне под надписью «Ломбард. Ссуды под залог вещей и ценностей» по-прежнему горел свет.
- Я не вижу хозяина, – обеспокоенно произнес Холмс, когда они подошли. – Боюсь, мы могли опоздать.
- На дверях табличка «Открыто». Холмс, смотрите, тут зазор.
Детектив осторожно приблизил ухо к щели и замер, прислушиваясь. Ватсон вытащил из кармана револьвер. Изнутри донесся невнятный шум, словно кто-то тихонько скребся по полу. Толкнув дверь, Холмс пропустил вперед вооруженного доктора и быстро шагнул следом. На полу, возле витрины с лишившимися хозяев вещами, лицом вниз лежал человек. Больше в лавке никого не было.
Заметив постороннее движение, лежавший дернулся, царапнул ногтями по доскам и попытался повернуться. Лицо несчастного горело лихорадочным румянцем, по подбородку стекала мутная пена, но, несомненно, это был Карл Рензинг.
- Что с ним, Ватсон? – спросил Холмс, торопливо осматриваясь.
- Пульс слишком частит. Сердце не выдержит, – покачал головой доктор, прижав пальцы к шее умирающего. – Уже ничего нельзя сделать.
Холмс быстро опустился на колени рядом с Рензингом, сжал его плечо, разворачивая к себе и ловя ускользающий взгляд.
- Кто это был? Кто с вами это сделал?
Мужчина глухо захрипел и с трудом разлепил искаженные судорогой губы.
- Кокаин… - прошептал он, коротко конвульсивно вздохнул и замер.
- Мертв, – заключил Ватсон, проверив пульс. – Вероятно, передозировка кокаином.
- Вопрос в том, намеренная или случайная.
- А шприц?
- Здесь, откатился. Ватсон, закатите ему рукава.
Руки покойного от запястья до локтя были испещрены следами инъекций. Ставшая последней выделялась свежей капелькой крови, выступившей из ранки над веной.
- Похоже, он уже давно злоупотребляет этой отравой, – Ватсон не без укоризны взглянул на Холмса. Тот был бледен и гневно сжимал губы.
- И все же чутье подсказывает мне, что последний укол он сделал не сами. Или его вынудили его сделать, – взгляд сыщика поневоле возвращался к точками и синяками на худых предплечьях мертвеца. – Идемте, нам нельзя терять ни минуты. Спектакль закончился, и нас пока опережают.

Одинокая фигура торопливо пробиралась сквозь густой смог, без колебания выбирая самый короткий маршрут. Мужчина шепотом бормотал проклятья в адрес погоды, но мысли его кружились вокруг одного непростого вопроса. Все завертелось слишком быстро, и решение необходимо было принять незамедлительно. Но возможность выбора не давала сосредоточиться и порождала мучительные сомнения.
Проницательный Скот с первого взгляда правильно оценил ситуацию: если Бонс не таясь входит через ворота – дело плохо.
- Она дома?
- Ушла час назад, сказала, что надо на примерку платья.
- Черт… Сколько по-твоему это может занять?
- Почем мне знать? Но после она вроде собиралась наведаться в кондитерскую, что за углом.
- Проклятье. Хотя ладно, так даже лучше, в этом вареве и так ни бельмеса не разглядеть. А теперь слушай сюда, Скот, нам пора исчезнуть, ты знаешь, что делать. Предупреди мать.
- Ладно, не впервой, разберемся.
- Тогда счастливо оставаться.
Скот проводил взглядом мужчину, стремительно скрывшегося в тумане, сплюнул сквозь зубы и усмехнулся. Бонса он знал не первый год, и мрачный взгляд того мог означать только одно – проститутке по прозвищу Пчелка новое платье уже не понадобится.
Тильда отправила в рот последний кусочек французского пирожного и отпила глоток чая из изящной фарфоровой чашечки. Было забавно чувствовать себя равной почтенной публике, которая пожаловала на пятичасовой чай и теперь степенно наслаждалась сдобной выпечкой, тонко позвякивая ложечками о кружки. Правда, сегодня посетителей было совсем мало, но все же нашлась пара человек, которые не смогли отказать себе в маленьком удовольствии.
Выйдя из уютной кондитерской, Матильда поежилась и неохотно шагнула навстречу клокастой пелене. Она успела отойти совсем немного, прежде чем почувствовала внезапное беспокойство. В первый момент это было неясное ощущение тревоги, и лишь сделав еще несколько шагов, она поняла, что ее так взволновало: рядом запахло знакомым едковатым табачным дымом. Подавив первое бессознательное желание повернуть прочь, девушка остановилась в тщетной попытке разглядеть что-то в туманном полумраке.
- Ну как, подошло платье? – осведомился из сумрака хрипловатый голос. – Не самое лучшее время для прогулок ты выбрала, Пчелка.
- Бонс, ты меня напугал, – наигранно сердитым тоном ответила Матильда, ощущая, как ее охватывает ужас. – Портнихе понадобилась дополнительная примерка, и потом, еще совсем не поздно. Почему ты здесь?
- Кое-что случилась, Тильда. Надо поговорить, – мужчина неторопливо появился из-за угла и, ухватив ее за руку, увлек за собой в узкий переулок между домами. – Игра с доктором прогорела. Тебе нельзя возвращаться.
- Нельзя?.. Но… Хорошо, я пойду к мадам Солер.
- Ты не поняла, Пчелка. Тебе никуда нельзя возвращаться.
- Но мы ведь… А как же Америка?
Бонс коснулся пальцами подбородка девушки, задумчиво вгляделся в ее лицо. Переезд в Коннектикут был его давно спланированной мечтой, вот только он до сих пор не смог решить окончательно, отправится он туда один или в сопровождении Матильды.
- Бонс, если ты не хочешь, я справлюсь сама, – торопливо зашептала та. – Я исчезну из города, даже из страны уеду. Меня никто не найдет.
- Куда ты исчезнешь, дурочка? – небрежным, но неотвратимым движением Бонс прижал не сопротивляющуюся жертву к стене.
- Я все продумала, я смогу попасть на корабль, уплыву в Европу.
- В Европу. Ну у тебя и планы, Пчелка. И что ты будешь делать в Европе?
- Я не пропаду… - сипло пролепетала Тильда, чувствуя, как что-то жестко упирается ей под ребра. - Франц учил меня по-немецки… Бонс, мы могли бы уехать туда вместе, могли бы жить, как богачи, только вдвоем…
Тонкие пальцы судорожно развязали шнурок на сумочке и нырнули внутрь, нащупывая маленькую гладкую рукоятку. Где-то вдалеке послышался топот ног по скользкой мостовой. Медлить было нельзя. Удобнее перехватив охотничий нож и зажав рот девушки ладонью, Бонс вдруг ощутил резкую боль в груди. Не понимая, что произошло, он недоверчиво опустил взгляд на глубоко вошедшее в его тело узкое лезвие.
- Пчелка… - прохрипел мужчина, роняя оружие и медленно оседая.
- Мисс Тейт! Матильда! – раздалось со стороны улицы.
Оттолкнув ухватившегося за нее Бонса, Тильда бросилась в противоположную сторону, и скрылась в темноте. Если бы она оглянулась, то возможно успела бы заметить, как в подворотню вбежали двое. Один остановился возле умирающего, а второй, сжимая в руке револьвер, проводил взглядом растворяющуюся в тумане женскую фигурку.
- Ватсон!
Доктор повернулся на зов и склонился к раненому. Дважды за один день весь его опыт хирурга оказался бессилен перед неизбежным.
- Поздно. Он умер.
- Мы снова опоздали. Боюсь, вашу приятельницу нам уже не догнать.
- Холмс, я ведь мог бы выстрелить.
- Слава богу, вы этого не сделали. Знаете что, хватит на сегодня, пусть дальше поработает полиция. Едем домой, пусть миссис Хадсон организует нам роскошный ужин.
- Не думаю, что сегодня я захочу есть.
- Это вы сейчас так говорите, уж я-то вас хорошо знаю, мой дорогой Ватсон. Идемте.

Едва взглянув на возвратившихся постояльцев, миссис Хадсон покачала головой и поспешила на кухню, пообещав подать ужин через двадцать минут. За это время Холмс успел привести себя в порядок и написать короткое послание брату.
У Ватсона, поднявшегося в свою комнату, чтобы переодеться и умыться, сил хватило только на то, чтобы смыть с рук кровь убитого в переулке. Опустившись на край кровати, он привалился плечом к спинке и прикрыл глаза. Перед мысленным взором его пронеслись события последних часов: исколотые руки мертвеца в ломбарде, кажущаяся бесконечной поездка в Хампстед, и исполненное невозмутимости лицо экономки, заявившей, что хозяйки нет дома. К счастью, Холмс обратил внимание на время, а доктор припомнил, как мнимая вдова упоминала про кондитерскую.
Услышав оклик миссис Хадсон из коридора, Ватсон заставил себя встать и спуститься вниз. Есть по-прежнему не хотелось, но одиноко просидеть в комнате весь вечер не хотелось еще больше.
На столе, распространяя вокруг густой пар и аромат, уже поджидало блюдо жаркого и бутылка кларета. Холмс, занявший свое место, сделал приглашающий знак рукой и взялся разливать вино по бокалам, так что Ватсону оставалось только присоединиться к трапезе.
Чуть позже, когда с ужином было покончено, и оба устроились в своих креслах у камина, а кларет в бокалах сменился крепким бренди, доктор почувствовал непреодолимое желание вернуться к разговору о деле.
- Скажите, Холмс, вы ведь продолжите это расследование? – спросил он, взяв сигару из предложенной коробки.
- Несомненно... – пробормотал Холмс отвлеченно, и Ватсону стало понятно, что сегодня внятных ответов он не получит.
Посидев у огня какое-то время, в течение которого детектив остекленевшим взглядом гипнотизировал язычки пламени, друзья разошлись по своим спальням.
На следующее утро Холмс уехал, не предложив Ватсону отправиться с ним. Решив не ломать себе голову понапрасну, доктор со спокойной совестью посвятил время своим немногочисленным пациентам и на время забыл о волновавших его вопросах. Занятые каждый своим делом, друзья встретились уже далеко за полдень. Судя по тому, как детектив нервно мерил ковер шагами, его явно постигла неудача. Не решаясь спросить первым, Ватсон занял выжидательную позицию в кресле. Вскоре его тактика оправдалась.
- Мда, мой дорогой, должен признать, ниточка, за которую я намеревался ухватиться покрепче, ускользнула меж пальцев.
- Но как это возможно? Экономка и привратник, тоже сбежали?
- Никуда они не сбежали, Ватсон! Но они молчат, как рыбы. Вернее оба твердят одно и то же – ничего, мол, не знаем, дамочка хорошо заплатила, сами ни о чем не слышали, никого не видели.
- Мне очень жаль, Холмс. По крайней мере, вы можете быть довольны хотя бы тем, что план противника не удался.
- Ах, Ватсон, – досадливо взмахнул рукой Холмс. – Этот план не выдерживал никакой критики. Возможно, это была лишь проверка. Однако, кое-что позволяет заключить, что эта партия все же осталась за мной.
- Вот как, но каким же образом? Двое участников мертвы, девушка сбежала, а слуги оказались ни при чем.
- Вы видите только то, что находится на поверхности. Дом в Хампстеде отныне будет находиться под моим пристальным вниманием, нет никаких сомнений, что Бет и Скотт лгут, они прожили в том доме намного дольше, чем утверждают. Значит и дом, и они оба как-то связаны с моим неизвестным противником. Кроме того, совершенно определенно в министерстве у него есть информатор. Иначе нас бы не опередили так стремительно. Майкрофт проведет проверку со всей осторожностью. Пожалуй, на сегодня это наш главный козырь.
- В таком случае, я бы поздравил вас, Холмс, если бы не испытывал такое беспокойство.
- В этот раз оно совершенно оправдано. Борьба предстоит нешуточная, но, Ватсон, какая это будет грандиозная игра!


* Статья о поэте и педагоге (есть только на английском): en.wikipedia.org/wiki/William_Johnson_Cory
** В кондитерской викторианских времен можно было заказать на дом вполне полноценный ужин.

@темы: Холмс, Фанфики, Ватсон

Комментарии
2013-10-15 в 00:01 

ElpisN
Не знал, что у тебя есть сердце. Больно?
Путник&

Вот чё-то подумалось: заматереет Пчёлка и станет откликаться на имя Ирэн Адлер...

2013-10-15 в 00:07 

Путник&
ElpisN, неа, по времени не подходит. Да и Адлер не убийца.

2013-10-15 в 18:39 

Ирма Банева
Серый лебедь
Путник&, интересно. А когда продолжение?

2013-10-15 в 18:48 

Путник&
Ирма Банева, спасибо, по задумке автора продолжение - это уже "Последнее дело Холмса" АКД)

2013-10-15 в 19:37 

ElpisN
Не знал, что у тебя есть сердце. Больно?
Путник&


Вот странно, у меня и единой мысли не возникло по поводу, что фик не закончен. :hmm:

2013-10-15 в 19:45 

Ирма Банева
Серый лебедь
Путник&, ого... И здесь профессор конечность приложил.

2013-10-15 в 21:52 

Путник&
Ирма Банева, упс( Мне-то казалось, что это очевидно...

2013-10-15 в 22:01 

Ирма Банева
Серый лебедь
Путник&, это у меня от недосыпа голова глючит. (( Надо будет потом на свежую голову перечитать.

2013-10-15 в 22:05 

Путник&
Ирма Банева, да нет, это видимо я так написала, что ничего не понятно(

2013-10-15 в 22:07 

Ирма Банева
Серый лебедь
Путник&, написано, как указано в шапке - размыто и туманно. )) Уверена, что у других читателей с головой лучше. Отзывов же пока мало.

2013-10-16 в 17:40 

Sectumsempra.
Моя профессия с утра до полвторого Считать что я – твоя Священная корова. (С)
Год не стоит, поэтому и не совсем понятно. Разве что доктор ещё не женат.

2013-10-16 в 17:45 

Ирма Банева
Серый лебедь
Путник&, а ещё не указано, закончен или нет. Слишком уж финал открытый. Я зануда, да.

2013-10-16 в 17:51 

Путник&
Sectumsempra., Ирма Банева, все, я уточнила в шапке)

2013-10-16 в 17:53 

Ирма Банева
Серый лебедь
Путник&, спасибо. ))

2013-10-19 в 22:37 

shura_pes
Я понимаю,что ничего не понимаю(((
Зачем им нужно было привлекать внимание Холмса?

2013-10-19 в 22:54 

Путник&
shura_pes, тут два момента:
1. Действительно попытаться выманить информацию через Ватсона.
2. Своего рода проверка Холмса. В моем представлении героев, для Мориарти его занятие не просто работа, это в большей мере удовольствие от игры.

2013-12-28 в 19:31 

White Wyrsa
Путник&, я как всегда очарована. :love:
Огромное удовольствие читать твои рассказы, я вновь словно ними рядом по тем улицам прошла, услышала, как они общаются... Персонажи, не боясь громких слов, прямо в духе оригинала.
Здорово у тебя получается. Спасибо! :red:
Я пока только начала, читать времени сейчас нет, хочется вдумчиво, со вкусом. Позже еще отпишусь)

2013-12-28 в 22:51 

Путник&
White Wyrsa, спасибо) :kiss:

   

221b Bakerstreet

главная